Сколько охотников в России статистика

Статистика в США 2006

Известный российский ученый-охотовед, Вадим Дежкин, более десяти лет назад сделал перевод ‘Национального обзора рыбалки, охоты и экологического туризма’, который раз в пять лет готовит и публикует Служба рыбы и дичи США. По переведенным материалам был подготовлен ряд статей с цифрами, графиками и таблицами, дающий довольно полное представление о состоянии данных видов рекреации в Америке в 1996 г. и, что особенно впечатляло, об их реальном вкладе в экономику США.

С той поры на данные, представленные Вадимом Васильевичем, ссылаются многие. Хотя с 1996 года прошло одиннадцать лет, и Служба рыбы и дичи США опубликовала материалы по 2001 и 2006 годам.

В периодической же печати и даже в докладах высокопоставленных чиновников на самом высоком уровне так или иначе обыгрываются и произвольно экстраполируются цифры 1996 года на текущий период, а порой и искажаются до невероятия. Так в докладе А. Гордеева сказано: ‘Соединенные Штаты Америки ежегодно имеют доход в бюджет от охоты в пределах 24-36 млрд. долларов, в отдельные годы — до 60 млрд. долларов. И это притом, что территория США примерно в три раза меньше территории России’. Из всей этой цитаты верны только слова о соотношении территорий России и США, а остальное — полностью оторванная от реальности фантазия составителей доклада.

Аналитики


Я тут взял и перевел отчет за 2006 год и публикую его здесь. Может, кому-то будет интересно. В журнале он будет опубликован только в октябре.

Настоящий обзор стал одиннадцатым обзором состояния рекреационных отраслей хозяйства — охоты, рыбалки и экологического туризма, которые каждые пять лет в США, начиная с 1955 года, подготавливаются Агентством национальной ассоциации рыбы и дичи при участии национальных природоохранных ассоциаций и администраций штатов и публикуются Службой рыбы и дичи США. Он охватывает информацию, касающуюся того, сколько человек в Соединенных Штатах в 2006 году занимались охотой, спортивной рыбалкой и наблюдением за дикими животными, а также какие денежные средства они затратили на свое хобби. Информацию собирало Статистическое бюро США с помощью 85 000 агентов, проводивших опросы в апреле и сентябре 2006 года, а также в январе 2007. Методология, использованная в 2006 году, полностью соответствовала той, что применялась в 2001 и 1996 годах, благодаря чему сравнение цифр вполне корректно.
В 2006 году более 87 000 000 американцев в возрасте от 16 лет, что составляет 38% населения страны, занимались рыбалкой, охотой или экологическим туризмом. Их затраты на осуществление своих целей составили 120,1 млрд. долларов, что соответствует 1% валового национального дохода США. Другими словами, среди товаров и услуг, произведенных в Америке, на каждые сто долларов приходится один доллар, имеющий непосредственное отношение к дикой природе.
Почти 34 000 000 человек занимались спортивной рыбалкой и охотились. Необходимо отметить, что эта цифра не отражает истинного числа охотников и рыболовов, поскольку пробный опрос показал, что даже среди шестилетних и пятнадцатилетних американцев насчитывается 1 600 000 охотников, 8 400 000 рыболовов и 11 500 000 наблюдателей диких животных, которые в обзор не попали. Кроме того, многие из охотников и рыболовов по разным причинам не принимали в 2006 году участия в охоте и рыбалке на территории США и потому тоже остались за рамками обзора. На основании сравнительной многолетней информации, авторы обзора определяют количество американцев, занимающихся рыбалкой, в 44 400 000 человек, а охотой — в 18 600 000 человек.

Страшный кадры войны Россия Украина


Тем не менее, экономическая информация не экстраполируется на общее количество, а основана только на опросе 34 000 000 человек. Ими было потрачено на свое хобби 75,4 млрд. долларов, в том числе 40,3 млрд. на экипировку и принадлежности, около 25 млрд. на транспорт и 10,6 млрд. на лицензии и разрешения, журналы, членские взносы и оформление различных юридических прав. В среднем каждый из них затратил в 2006 году 2225 долларов.

Рыбалка
В 2006 году 13% населения страны старше 16 лет, то есть 29 900 000 человек посвятили рыбалке в среднем по 17 дней. Любопытно, что наиболее популярной в США является ловля рыбы в пресной воде. 25 400 000 человек отдали ей предпочтение, посвятив своему увлечению 434 миллиона дней! Ловля в Великих озерах стояла особняком. В них ловили рыбу 1 400 000 человек.

А 7 700 000 рыболовов предпочли рыбалку в морских водах.
На свое увлечение рыболовами было потрачено более 40 млрд. долларов, то есть в среднем по 1357 долларов на каждого в течение года. Общие затраты во время путешествий на питание, транспортировку и так далее составили 17,8 млрд. долларов (5,5 млрд. долларов на экипировку; 4,9 млрд. долларов на транспорт).
Сравнивая полученные данные с показателями 2001 и 1996 годов, авторы обзора отмечают некоторое падение числа рыболовов и их номинального вклада в экономику США. Однако справедливо заключают, что стоимость доллара в 2006 году подросла, благодаря чему экономические показатели остались по существу неизменными.

Охота
Более 12 500 000 американцев старше 16 лет охотились в 2006 году, проведя в среднем в поле по 18 дней. ‘Большой охотой’ (на оленей) занималось большинство — 10 700 000 человек (85%), которые затратили на это 164 млн. дней. ‘Малая охота’ — на кроликов, перепела, фазанов — привлекла 5 000 000 человек (38%) , потративших на увлечение 50 млн. дней. Порядка 20 млн. дней 2 300 000 охотников (18%) занимались охотой на перелетных водоплавающих. И еще 1 100 000 охотников (9%) 15,2 млн. дней охотились на шакалов, лис и енотов.
На свое увлечение охотники потратили 23 млрд. долларов, то есть в среднем по 1814 долларов на человека. Из этой суммы на экипировку потрачено 5,4 млрд.долларов, на обеспечение путешествия — 6,7 млрд.долларов, на лицензии и членские взносы 5,6 млрд.долларов.
Численность охотников снизилась на 4%, по сравнению с 2001 г. из-за резкого уменьшения охоты на перелетную водоплавающую дичь (сказались проблемы с птичьим гриппом). В то же время количество охотников, занимающихся трофейной охотой, остается неизменным, а число охотников на лис, енотов и шакалов возросло на 8%.
При этом затраты охотников практически не снизились по сравнению с периодом пятилетней давности.

Экологический туризм (наблюдения за жизнью дикой природы)
Это наиболее популярное занятие среди американцев, увлеченных дикой природой. 71 000 000 человек от 16 лет (31% населения США) потратил 45 млрд. долларов на свое увлеченье в 2006 г. Это объясняется тем, что наблюденья можно вести в любое время года и часто недалеко от дома. Досуг такого рода привлекает тех же охотников и рыболовов.

Более 95% из этих семидесяти миллионов человек наблюдают за животными неподалеку от своего жилья (на расстоянии не более 1 мили), и только треть предпринимает для этого еще и путешествия. В любом случае количество наблюдателей дикой природы ежегодно растет на несколько процентов. По сравнению с 1996 г. и затраты этих людей на свое увлеченье выросли на 19%. Довольно неожиданно то, что фотографируют дикую природу не более 17 процентов от наблюдателей, а остальные получают удовольствие от простого наблюдения за животными в бинокль.

KurganV 18.07.2007 — 18:39

Теперь понятно чего у них столько утки , не нужна никому, все за оленями бегают

Источник: guns.allzip.org

Кому на Руси охота?

Кому на Руси охота?Охотников в Российской Федерации никто посчитать не может. Учета тех, кто хоть раз в год выезжает в угодья с ружьем, никто централизованно не ведет. На количество выданных охотбилетов единого государственного образца ориентироваться нельзя – их получает любой владелец оружия, так как без этой зеленой книжки невозможно получить разрешение на хранение и ношение оружия. А оценочные подсчеты всерьез никто не принимает – они очень разнообразны.

По данным Росгвардии (именно она ведет учет всего гражданского и служебного оружия в РФ), на конец 2018 года в России было зарегистрировано 3,9 миллиона владельцев оружия (цифра коррелирует с данными Минприроды – на 2017 год министерство выдало 3,9 миллиона охотничьих билетов). Они суммарно владели 6,6 миллиона единиц оружия, в том числе 948,5 тысячи нарезного, 4,4 миллиона гладкоствольного и 935,4 тысячи травматического, или, как оно называется официально, оружия ограниченного поражения.

Из числа официально зарегистрированных владельцев оружия регулярно охотятся, по оценочным данным, не более 1,5 миллиона. Регулярно – это раз в год. Остальным охотбилет нужен исключительно для того, чтобы законно владеть оружием, в том числе спортивным, вот как раз число спортсменов стрелков в нашей стране растет. Число же тех, кто выезжает на охоту пять-шесть раз в год, стремится к минимуму: сегодня охота опять становится роскошью. Во всяком случае, официальная.

Правда, нужно заметить, что число нелегальных охотников (тех, кто владеет незаконным оружием и ходит с ним в леса), также по оценочным данным, составляет около миллиона. Причина проста: длительное время в СССР охотничье оружие продавалось по охотбилетам, без регистрации гладкоствольного и мелкашек в милиции. Но ружье, особенно советского и немецкого (трофейное) производства, служит десятилетиями.

Когда власть в 70 х годах попыталась навести порядок в регистрации оружия, сотни тысяч его владельцев просто не стали вставать на учет. И сейчас эти стволы используют внуки и уже даже правнуки первых владельцев. Очень редко они легализуют это оружие, по извечному российскому принципу «пусть полежит, авось пригодится». Тем более что незаконное владение гладкоствольным охотничьим ружьем уже давно не является уголовно наказуемым деянием (если не наступили тяжкие последствия).

Читайте также:  Как лучше хранить резиновую лодку зимой

Таким образом, в России охотниками являются от 1,5 до 2,5 миллиона человек, то есть от одного до двух процентов населения.

Но законодатели в последнее время уделяют охоте чрезмерно много внимания. Только в 2019 году в Думе рассматривается пять законопроектов, прямо или косвенно касающихся охоты (без учета «Закона о притравке» – он был принят в прошлом, 2018 году). Для понимания и сравнения: в предыдущие десять лет было принято всего два закона (о переходе с лицензирования на долгосрочные охотпользовательские соглашения и так называемый «крымский» закон – об особенностях охоты на полуострове).

«По данным Минприроды, российские промысловые организации, как государственные, так и частные, обеспечивают работой и средствами к существованию около 25 миллионов жителей страны, – говорит Николай Николаев, председатель комитета Государственной думы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. – А законодательство весьма сложное, достаточно сказать, что в «Законе об охоте», например, вообще не встречаются некоторые ключевые понятия. Например, нет определения «промысловая охота». Это не значит, что у нас охотников промысловиков не стало, – это значит, что закон про них просто забыл. Сейчас очень серьезно ломаются копья относительно такого понятия, как вольерная охота, – вольерной охоты в принципе нет в законе, но это не значит, что ее не существует по факту».

По данным все того же Минприроды, общая площадь охотничьих угодий Российской Федерации составляет более 1,6 миллиарда гектаров, из которых лишь около 800 миллионов сдано в долгосрочную аренду для ведения регулярной охотохозяйственной деятельности. Для сравнения: общая площадь пашни в стране (наиболее ценные сельскохозяйственные угодья) составляет около 130 миллионов гектаров, еще 24 миллиона – это сенокосы и 68 миллионов гектаров – пастбища. Численность тех, кто занят на этих землях, не превышает 4 миллионов человек.

Сравнение этих цифр и показывает, почему законодатель всерьез взялся за охоту.

Говоря об охоте, нельзя не оценить экономику этой отрасли. Именно она, точнее, доходы от нее интересуют любое государство. Ведь формально все звери и птицы – собственность Российской Федерации, а не того, кто владеет, например, лесом.

По данным департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства Минприроды, балансовая стоимость охотничьих животных, обитающих на территории России, превышает 87 миллиардов рублей. Стоимость ежегодно получаемой продукции охоты и услуг в данной сфере оценивается более чем в 16 миллиардов рублей. По экспертным оценкам, рыночная стоимость охотничьих животных, включая их долю в общем природном капитале страны, превышает 400 миллиардов рублей, а суммарный годовой торговый оборот в сфере охотничьего хозяйства Российской Федерации оценивается в 80–100 миллиардов рублей.

Прямое сравнение с зарубежными странами делать сложно, поскольку естественная биологическая продуктивность, например, в США и Европе существенно выше, чем в районах Севера, Сибири и Дальнего Востока России (хотя это, мягко говоря, странно). Но тем не менее площадь охотничьих угодий в США (данные предоставлены российским Минприроды) меньше, чем в России, почти в 1,5 раза – чуть больше 1,1 миллиарда гектаров. А вот общее количество охотников и рыбаков превышает 38 миллионов человек. При этом охотников, регулярно, хотя бы раз в год, выбирающихся на охоту, – 12,5–13 миллионов, что составляет около 7% населения (в пять-шесть раз больше, чем в России).

Оборот денег в охотничьей отрасли России никто официально не считает. Просто потому, что, во первых, нет методик, а во вторых, нет достоверных данных. Но, по экспертным оценкам, он составляет около 35–40 млрд рублей в год.

Простым арифметическим действием несложно подсчитать, что затраты в РФ и в США отличаются в 62 раза. (Если привести оборот в России и в США к одному знаменателю, допустим, к рублю, то в США в охотничье-рыболовной сфере ежегодно крутится 2 470 000 000 000 рублей. Если к доллару, то в России – 523 077 000 долларов. Затем просто делим. В долларах получается несколько больше, но порядок примерно одинаков.)

Понятно, почему столь потенциально привлекательный рынок становится интересным для власти, в том числе законодательной.

Кстати, в Совете Федерации и в Государственной думе есть по меньшей мере восемь законодателей, которые тесно связаны с охотничьим бизнесом (хотя формально они, конечно же, на время своих полномочий от него отказались). Во время обсуждения пресловутого «Закона о притравке» их фамилии активно звучали. Злые языки даже называют и площадь принадлежащих лично им угодий, и стоимость добычи.

Многие десятилетия к охоте в России относились именно как к развлечению. Причем часто – как к благородному способу выехать на природу и попить водки. Тысячи анекдотов освещают именно эту причину оформить охотбилет и купить ружьишко. Во всяком случае, в нынешнем мире вопрос добычи еды не связывают с выходами в угодья. «Мы охотимся не ради мяса, а ради спортивного интереса» – таков девиз многих охотничьих коллективов.

В интернете, в первую очередь в youtube, часто появляются не очень приятные ролики о том, как некие люди с охотничьими ружьями, часто – с вертолетов и катеров (что прямо запрещено правилами охоты в РФ), истребляют зверя – по-другому сказать нельзя. И опытные охотники, и обыватели воспринимают эти кадры одинаково, но беда в том, что эти кровавые кадры создают отрицательное мнение о любом «человеке с ружьем».Виктор Драчев/ТАСС

Так что причиной внимания государства к этой отрасли стала именно экономическая привлекательность. Особенно на примере США, Канады, Германии, ЮАР и Намибии – стран, федеральные и муниципальные бюджеты которых в значительной степени пополняет именно охота.

В 2014 году правительство Российской Федерации утвердило разработанную стратегию развития охотничьего хозяйства до 2030 года. Предусматривалось, что за эти 16 лет численность основных видов охотничьих животных увеличится не менее чем в два раза, резко возрастет доступность охоты и охотничьих услуг, будет создана единая информационная система охотничьего хозяйства, заметно, в разы, возрастет иностранный охотничий туризм. Ну и как результат будет сформирован и создан конкурентоспособный рынок охотничьих услуг.

Для этого предполагались инвестиции, в первую очередь модное частно-государственное партнерство. С упором, естественно, на слово «частное».

Пять прошедших лет показали, что не только задачи оказались нереальными, но и надежды – необоснованными. И дело даже не в деньгах, которые так никто и не увидел, – попытка померить единым аршином и Москву, и Сибирь в очередной раз провалилась.

«В 2018 году мы начали работу с обсуждения существующих проблем, но не в Москве, за круглыми столами с диванными экспертами, а в регионах, в рамках Национального лесного форума, – говорит Николай Николаев. – И сразу же получили огромное количество информации. Главная из которых: по сути, мы ничего не знаем о проблеме, а все до одной официальные цифры лукавые. Это касается не только охоты – это касается и лесоустройства, и дикорастущих ресурсов… Печальный вывод, который мы сделали у себя в комитете, – существуют две реальности, одна – на бумагах, а вторая – в реальной жизни. И две эти реальности категорически не пересекаются!»

Несмотря на громкое название «Стратегия», ничего стратегического в этой программе нет. Ее цели сформулированы декларативно, в угоду сиюминутным моментам. Так, говоря о двукратном увеличении численности охотничьих ресурсов, авторы программы забыли указать, за счет чего этого надо добиваться. За счет искусственного разведения? За счет создания заказников?

Просто продекларированное «создание благоприятных условий» не предусматривало ничего конкретного.

Примечательно, что в самой стратегии четко обозначено: «доход от легальной охоты в РФ составляет около 16 млрд рублей в год (…) Ущерб от незаконной добычи охотничьих животных превышает объем легальной добычи охотничьих животных и составляет ежегодно около 18 млрд рублей».

«Это была очередная попытка построить здание без фундамента, – считает Татьяна Арамилева, президент Росохотрыболовсоюза. – Конечно, сделать это можно, но рано или поздно кирпичики, из которых все это сложено, просто посыпятся. Вообще, самая большая беда нашего законодательства в том, что ни министерства, ни чиновники не отвечают за качество принимаемых законов и выпускаемых приказов.

Написали – и с глаз долой. А списать всё на объективные трудности сейчас стало очень просто. Один только пример: записанные в сей бумаге основные принципы регулирования охотничьего хозяйства были сформированы в 60 е годы XX века, и сегодня они просто не работают. Комплексный анализ состояния популяции не прописан. Я уж не говорю про инвестиции, которые законодательно прописаны, но их никто не видел».

Неудивительно, что, по сути, стратегия уже провалилась – никакой положительной динамики за прошедшие пять лет никто не зафиксировал. Даже сделать простейшие шаги – скорректировать российское законодательство, введя в него понятия «охотничий учет», «промысловая охота» (что не требует никаких денег), власти не удосужились. Более того, в 2018 году при реформировании Министерства природных ресурсов был полностью ликвидирован департамент государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства – главный охотничий орган страны. Его возродили только в 2019 году, после разразившегося скандала. Хотя именно это подразделение и должно было отвечать за реализацию государственной стратегии.

Читайте также:  Когда в России появился порох

Любопытный факт: во всем российском законодательстве об охоте вообще никак не предусмотрены общественные организации. На это много лет указывали и охотники, и ученые, и профессионалы-охотоведы. Но до сих пор ситуация не поменялась.

«Россия исторически была сильна именно неформальными коллективами, в том числе охотничьими, – говорит Татьяна Арамилева. – Начиная с Императорского охотничьего общества, издававшего журналы и книги, которые до сих пор читают и перечитывают, и вплоть до тех охотсоюзов, которые создавали вернувшиеся с Великой Отечественной войны ветераны. Но в нулевые про нас просто забыли: закон «Об охоте», принятый в 2009 году, вообще никак не упоминает общественные организации, что по меньшей мере странно».

В результате самые действенные меры по развитию охотничьего хозяйства за последние десятилетия были сделаны в рамках Национального лесного форума – очень любопытное мероприятие, которое было проведено депутатами Государственной думы в 2018 году. По сути, это были региональные съезды специалистов, имеющих отношение к лесу. Более полутора тысяч профессионалов впервые сумели собраться и высказать претензии законодателям, указав на пробелы. Мало кто знает, но разразившийся вокруг «Лесного кодекса» скандал и последовавшая резкая критика – результат этого форума.

На местах активно ищут новые способы пополнить бюджеты, и штрафы – один из них: в погоню за якобы несуществующим планом по сбору денег активно включились охотинспектора. В правилах охоты есть несколько правильных пунктов, но хитроумные чиновники способны их извратить.Виталий Белоусов/ИТАР-ТАСС

«На площадках Лесного форума мы впервые предприняли попытку посмотреть на реальный мир, – считает Николай Николаев. – И сумели быстро отреагировать на самые насущные вопросы. Буквально за несколько месяцев разработали, обсудили и приняли поправки в Лесной кодекс – так называемый «Закон о валежнике».

Попросту разрешили бесплатно собирать в лесу поваленные и высохшие деревья и использовать для личных нужд. Это ведь в валежнике селится и размножается вредитель. Нет бурелома – нет болезней леса. Тем самым и людям помогли, и природе. И хотя москвичи смеются над этим законом, вся остальная Россия благодарна».

По словам Николаева, по результатам Лесного форума уже запущен в работу и еще один законопроект – о дикорастущих растениях (дикоросах). «Сегодня закон запрещает людям торговать тем, что растет в лесу, – грибами и ягодами. Но кому это надо? Заготовительные конторы не создают – это очень сложно, и в итоге богатства Родины либо гибнут, либо оказываются в незаконном обороте. Но ведь это неправильно! – говорит депутат. – Мы написали законопроект, первое чтение он прошел, и предполагается, что еще на весенней сессии будет принят».

Именно по итогам Национального лесного форума впервые за 20 лет появились подвижки и в вопросах государственного регулирования охоты. Несколько законопроектов, которые должны серьезно изменить обстановку, уже запущены в работу.

«Все до одного специалисты во всех федеральных округах практически одними и теми же словами говорили нам одно и то же: мы вообще ничего не знаем о лесе, о животном мире, мы пользуемся дискредитировавшими себя методиками подсчета и странными цифрами, взятыми просто с потолка. И в итоге сами создаем иллюзии. А потом пытаемся ими управлять, – смеется Николай Николаев. – Когда нам удалось свести вместе противников и сторонников охоты, выяснилось, что они говорят во многом одно и то же. И почти все конфликты оказались погашены. Зато удалось найти компромиссы».

Источник: news.rambler.ru

Сколько в России рыбаков и каковы перспективы рынка рыболовных товаров

Нет, я не профессиональный аналитик, но имею некоторое соображение вкупе с некоторым же критическим взглядом на происходящее сегодня в российском любительском рыболовстве. Могу оперировать цифрами, которые так или иначе можно обнаружить в свободном доступе. И вы тоже можете их обнаружить, если просто проявите настойчивость и малую долю цинизма. Отмахните то, что вы знали раньше и думайте.

Так вот несколько лет назад, уже и не вспомню где, встретил информацию, что Росрыболовство оценивает количество рыболовов в нашей стране чуть ли не на уровне 17% от числа всех наших граждан. Это чуть меньше, чем 25 млн. человек. Уж не знаю как наше «любимое» Росрыболовство все это посчитало, но я лично склонен оценивать число рыболовов в России в 10-12 млн. чел. В том числе и промысловиков.

Счет по принципу «услышь чиновника и подели его слова на два, а то и на три». На том и стою.

Но давайте остановимся на цифре 10 миллионов человек рыболовов любителей — так удобнее считать. Здесь будут поплавочники, фидеристы, спиннингисты, карпятники, разного рода нахлыстовики — все те, кто исповедует классическую рыбалку при помощи удилищ. Промысловиков считать не будем, их явно не так уж и много — несколько десятков, максимум пара-другая сотен тысяч человек и они не являются потребителями рынка рыболовных товаров.

В нашем счете важно определить степень продвинутости рыболовов. Кажется это сделать сложно, но на самом деле легко — достаточно посмотреть количество зарегистрированных на крупнешем рыболовном форуме России «Русфишинг», чтобы иметь представление о числе этой категории рыболовов-любителей. Ведь все продвинутые так или иначе тусят на том форуме, либо когда-то там оставили один-два комментария.

На момент написания статьи статистика форума показывает 263,6 тысячи пользователей. Странно. Я помню цифру вдвое больше, видимо была чистка «мертвых душ». Но не суть. Помимо зарегистрированных пользователей есть еще и такие, кто читает форум не участвуя в его жизни.

Думаю, что они уравнивают число тех, кто и сейчас в форуме зарегистрирован, но не участвует в нем. Т.е. мы вполне можем представлять, что продвинутых у нас тысяч 270, ну пусть для ровного счета 300 тысяч. Пусть 500 тысяч. ВУ нас не только Русфишинг есть.

А остальных-то, «кузьмичей» по меткому выражению К.Кузьмина, остается целых 9,5 миллионов человек! Т.е. это те люди, которые не покупают Графитлидеры и Стеллы — они шарахаются сразу как увидят цены на них. И при этом все они, рыбача черт-те чем и на черт знает что, имеют ничуть не худшие уловы, нежели те же 500 тысяч продвинутых с дорогущими Графитлидерами, Стеллами и прочими современными чудесами.

Во-первых, они большей частью сконцентрированы в городах, т.е. достаточно локально и чаще всего попадаются друг другу и всем на глаза.

А во-вторых, они более интернет-активны, нежели простые «кузьмичи» с Крокодилами и Каидами. Тот же Русфишинг тому подтверждение. Т.е. в интернетах они попросту забивают своим мнением всех остальных.

Профессиональные маркетологи только увидя вот эту разницу числа между продвинутыми и «кузьмичами» тут же аж вспотели от открывшихся перспектив. Ведь 9,5 миллионов рыболовов это ГИГАНТСКИЙ рынок сбыта рыболовных товаров! Особенно учитывая то, что рыболовная торговля и так сегодня вполне себе неплохо живет с имеющимися 500 тысячами потребителей.

Нет, безусловно, про «вспотение» маркетологов это лишь образ, а на самом деле они прекрасно знают все цифры аналитики и гораздо лучше меня. Там разница есть, но не большая, чтобы придираться.

Но зная, что маркетологи знают (уж простите), мы вполне можем предполагать, да даже почти точно прогнозировать, что нас ждет дальше.

Очевидно, что попытки воспитать в нас привычку к брендовым снастям. Это в первую очередь. Да это уже и так давно делается и через формирование моды на такие снасти. Причем чем дороже снасть, тем она моднее, а значит и желаннее. Т.е. ничего нового — лабутены и рыбалка.

Но вместе с тем, все маркетологи прекрасно понимают, что все 9,5 млн. рыбаков они счастливыми модниками не сделают, но рынок терять нельзя. И значит нужно продавать этим людям то же самое, но по другим ценам. Да, продавать «это же самое» чуть более упрощенным, менее пафосно, но зато много-много. И уже года три мы с вами наблюдаем буквально завал нас недорогими снастями — спиннингами и катушками.

А вот приманки — расходник. Их никто и никогда не будет продавать дешево, не ждите (или идите на AliExpress). И не очень им интересны рыболовной промышленности все иные направления, кроме спиннинга. Т.е. фидеры, карпфишинг, всякие поплавочки и нахлысты идут вторым эшелоном. Самые большие деньги делаются на спиннингах и катушках, которые могут быть использованы в разных направлениях рыбной ловли.

А они очень простые. С дорогими снастями понятно, что этот рынок очень ограничен и может увеличится на сотню-другую тысяч. Не больше. А вот в дешевом сегменте существующая уже бурная конкуренция усилится, мы с вами узнаем новые бренды и будем покупать все тоже самое, но в другом обличье и под новыми именами. Эффект новизны он очень привлекает.

Даже самых, что ни на есть прожженных «кузьмичей».

Не забудьте подписаться на блог

Источник: enciclopediya-geografa.ru

Статистика зарплат в России за 2022 год — «Охотник»

По данным ГородРабот.ру, средняя зарплата Охотника в России за 2022 год ‒ 53 974 рубля. За месяц заработная плата изменилась на 2.9% ‒ с 52 432 до 53 974 рубля. А чаще всего в вакансиях встречается зарплата 50 000 рублей (модальная).

Читайте также:  Дешевые фонарики как у военных вэлберис

Как мы считали?

Мы считаем среднюю, медианную и модальную зарплаты на основе российских вакансий. Наша статистика показывает предложения работодателей, а не реальные зарплаты, которые получают работники с учётом премий, надбавок и переработок. Мы включаем в расчёты все вакансии с любым типом занятости: стажировка, вахта, временная работа, полная занятость.

Зарплата для профессии «Охотник» в России

Апрель 2022 — октябрь 2022
Средняя заработная плата в России — 48 530 рублей Средний показатель всех зарплат в вакансиях сайта

Медианная заработная плата в России — 44 286 рублей Средний показатель без учёта самых высоких и самых низких зарплат

Модальная заработная плата в России — 50 000 рублей Самая частая сумма зарплаты в вакансиях сайта

Топ-10 городов по количеству вакансий

Январь 2022 — октябрь 2022

Лидеры по количеству вакансий Охотника в России: Иркутск, Омск, Краснодар.

Источник: gorodrabot.ru

Статистика преступности незаконных добычи и оборота особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов (ст. 258.1 УК РФ)

В настоящей статье проведен анализ актуальных статистических данных ст.258.1 «Незаконные добыча и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации» в контексте количественных параметрах преступности относительно данной нормы. Автором подробно изложены реальные статистические факты, которые соотнесены с соответствующим уровнем латентной преступности, а также дана характеристика личности преступника, совершающего преступление, предусмотренное ст. 258.1 УК РФ, сделаны соответствующие выводы.

Аннотация статьи
личность преступника
преступление
латентная преступность
водные биологические ресурсы
дикие животные
Ключевые слова
Галыгин Андрей Викторович
Юридические науки
Конференция

Трансформация науки и образования в условиях цифрового общества
Поделиться
Цитировать

Экологические преступления всегда были одними из самых распространенных. Это связано с природным богатством нашей страны и ее значительной территорией, на которой имеется большое разнообразие как растительных, так и животных ресурсов. В связи с этим у лиц возникает желание на противозаконное посягательство на биоресурсы, подрывающее экологическую безопасность всего общества в целом.

Стоит отметить, что количество экологических преступлений из года в год возрастает. Так, согласно данным МВД РФ, за 2021 год зарегистрировано более 22 тысяч такого рода преступлений, что свидетельствует о росте на 3,6 % по сравнению с предыдущим, 2020 годом. Конечно, наиболее распространёнными из них являются незаконная рубка и незаконная охота, но с каждым годом увеличивается число преступлений, предусмотренных ст. 258.1 УК РФ. Так за 2021 год было зарегистрировано порядка 700 случаев данного преступления, а годом ранее около 650 [2].

Не стоит забывать, что все эти статистические данные усредненные и представляют собой не иначе как определённую выборку правоприменительной деятельности. Она несет в себе по большей части не реальные данные о состоянии преступлений в сфере экологии, а перспективную действенную работу следственно-судебных органов по борьбе с ними.

Если говорить о количественных параметрах преступности следует акцентировать внимание на динамике. Общее число зарегистрированных преступлений в сфере экономики от общего количества преступлений по состоянию на 2021 год составляет около 1,1 %, при этом годом ранее, в 2020 этот показатель равнялся 0,95 % от общего числа. Как видим прирост составил 0,15 %, что может показаться на первый взгляд незначительным, но, если учесть при этом общее количество совершенных преступлений на территории России за 2020 год – 2 044 221, против 2 004 404 преступлений в 2021 году, становится очевидным о значительном росте экологических преступлений. К тому же показателен этот рост если обратиться к данным начала 2000 годов, где экологические преступления составляли всего 0,45 % от всего числа преступлений [2].

Процентное соотношение совершения преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ, практически пропорционально к числу всех преступлений в сфере экологии, а потому остается примерно на одном и том же уровне, варьируясь в диапазоне 3-5%, с незначительным их уменьшением. Однако это не свидетельствует о том, что данного рода преступлений становится меньше и люди становятся более осознанными в плане обеспечения экологической безопасности, просто правоохранители уделяют наибольшее внимание совершению именно тяжких и особо тяжких преступлений, которых, к сожалению, с каждым годом становится все больше. Поэтому борьба с браконьерством на фоне этого менее приоритетна в работе, чем с теми же насильственными преступлениями [4].

Следует не забывать о таком явлении как латентная преступность. Применительно к ст. 258.1 УК РФ к факторам малого количества его совершения можно также отнести трудности с обнаружением преступления, в силу удаленности на месте его совершения, высокой степени скрытости добычи и оборота, возможный подкуп правоохранителей или их личная причастность. В любом случае вариантов множество, но все они в значительной степени занижают официальную статистику.

В целом в стране наблюдается достаточно высокий уровень латентной преступности по разным данным от 85% и может доходить до 98%. Это значит, что в официальную статистику попадает только от 2 до 15 % официально зарегистрированных преступлений от числа вообще всех совершенных на территории Российской Федерации. То есть для того, чтобы понять сколько на самом деле совершается того или иного преступления, нужно 2-15% довести до 100%. Исходя из этого если за 2021 год было зарегистрировано 700 случаев совершения преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ эту цифру необходимо умножить на 50 и 7, и получаем, что фактически их количество варьируется от 35000 до 4900 случаев [1].

Как видим, получается крайне весомое расхождение, которое несет в себе априори негативные последствия. Урон особо ценным животным объектам наносится непоправимый, и куда более значительный от официальных данных, а виновные лица не несут абсолютно никакой ответственности, причиняя огромный вред животному миру, посягая в еще более значительной степени на экологическую безопасность всего общества, и при этом получая незаконные заработки невиданных масштабов.

Стоит также обратить внимание на динамику числа осужденных по ст. 258.1 УК РФ. В 2020 году в общей сложности было осуждено 240 человек, в то время как в 2021 уже 366 человек, причем большая часть – 204 по ч.1 и 155 по ч.3, то есть мы видим увеличение количества осужденных лиц по данному составу. Получается, что в половине из них расследование преступлений прекращается, и они переходят также в состояние латентности [1].

Если обратить внимание на наказания по ст. 258.1 УК РФ, тут тоже не все так однозначно. К реальному лишению свободы в 2021 году было осуждено всего 46 человек, против 55 в 2020, и каждый год этот показатель снижается. Вместо этого назначают условное лишение свободы – 154 человека и обязательные работы 109. Нам кажется, что слишком мягкое наказание за данное преступление приводит к тому, что его распространение расширяется [3].

Важно рассмотреть криминологическую характеристику личности преступника, совершающего незаконные добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, отнесенных к видам, занесенным в Красную книгу РФ и (или) охраняемых международными договорами РФ, то есть браконьера. Как правило, это лица именно мужского пола, что обусловлено природными инстинктами «охотника и добытчика» в целом, повышенным интересом к обладанию редким трофеем, то есть самоутверждение и проявление своих способностей. Что практически не свойственно женщинам, ввиду отсутствия у них заинтересованности к данному ремеслу, нежеланию причинять вред животным и по иным причинам.

Наиболее активной криминогенной группой являются лица мужского пола в возрасте 25-50 лет на которые приходятся порядка до 85 %, при этом на лица 18-24 лет составляют всего 5 %, соответственно старше 50 лет – 10%.

Низкий процент криминогенности среди молодежи 18-24 лет, скорей всего обусловлен отсутствием интереса к добыче животных ресурсов, ввиду экологической сознательности и отсутствие пренебрежительно, потребительского отношения животным и водным биоресурсам. Чем старше мужчина становится, тем больше происходит смена приоритетов, изменяется социальная роль, статус, привычки, пристрастия, все это влияет на экологическое и правовое сознание, подталкивающее к переориентации хобби, взглядов, направленных на пренебрежительный потребительский курс, касающийся, в том числе объектов животного мира.

Таким образом, можем прийти к выводу, что возраст прямо влияет на возможность совершения мужчиной преступления, предусмотренного ст. 258.1 УК РФ, ввиду смены интересов, круга общения, реализации жизненных целей и удовлетворения внутренних потребностей. Лица среднего возраста наиболее предприимчивы, более опытны, физически способны, финансово заинтересованы для реализации своих намерений по посягательству на особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов [3].

В то же время более юные лица мужского пола в возрасте 18-24 в принципе имеют куда меньше опыта по добыче животных ресурсов, меньше возможностей на приобретение оружия, удочек и прочего оборудования для добывания, а также для получения того же охотничьего билета. Мужчины более старшего возраста от 50 лет, имеют больше физических ограничений, в связи с которыми сложнее осуществлять преступные намерения по добыче и обороту особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов.

Источник: apni.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...