Почему в России запрещено огнестрельное оружие

Расстрел школьников в Казани стал шоком для российского общества. Еще одним — после трагического инцидента в политехническом колледже в Керчи в октябре 2018 года. И очень бы хотелось, чтобы в этот раз дело шоком не ограничилось. Чтобы власти и спецслужбы наконец приняли радикальные, но нужные меры.

Сейчас общество и эксперты обсуждают, какие именно действия надо предпринять. Одни говорят о возвращении смертной казни для таких вот исключительных случаев (когда вина абсолютно доказана). Они правы: «вышка» тут лишней не будет. Вторые рассуждают о необходимости деанонимизации интернета, чтобы завсегдатаи радикальных пабликов были на виду у силовиков.

Ведь люди обязаны отвечать за свои слова — наподобие «буду уничтожать биомусор», — сказанные в Сети. Соглашусь: деанонимизация давно нужна. Однако этот шаг требует серьезной переработки законодательной базы и общественных дискуссий, равно как и возвращение «вышки».

А вот здесь и сейчас можно сделать одно важное дело: изменить законодательство о гражданском обороте огнестрельного оружия. Собственно, власти этим уже занялись.

Я против легализации короткоствола — почему

По словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, речь пойдет «об оружии, которое может быть в гражданском обороте, может быть на руках у населения, с учетом вида стрелкового оружия, которое использовал стрелявший». Необходимо принять новое законодательное положение.

Вопрос лишь в том, какие именно пункты планируется изменить или дополнить… В идеале короткостволов, то есть оружие, которое можно спрятать в кармане, на руках у гражданского населения, не задействованного в охране, быть не должно вообще. От слова «совсем». Ни боевого, ни травматического. Длинностволы — ружья, карабины — могут остаться лишь у тех, кому они нужны для жизни.

Например, у людей из северных, лесных или горных районов, добывающих пропитание за счет охоты (не путать с городскими охотниками, которые убивают животных ради удовольствия), а также у жителей деревень и поселков для обороны их домов от потенциальных грабителей. В последнем случае вообще следует ввести принцип «мой дом — моя крепость», позволяющий человеку применить оружие в случае проникновения на частную территорию непрошеных гостей, а не разбираться сначала, какие у них планы. У жителей же городских квартир огнестрела быть не должно в принципе. Радикально? Нет, прагматично.

Скорбим вместе с Казанью: почему оружие нужно запретить

Фото: Егор Алеев/ТАСС

Что такое огнестрельное оружие? Для кого-то это средство выживания и пропитания — к ним вопросов нет. Для других — средство развлечения, инструмент охоты на четвероногую дичь ради удовольствия. И дело даже не в том, что это аморально, а в том, что в какой-то момент захочется поохотиться на «дичь» двуногую.

Целые поколения молодежи сегодня воспитываются на компьютерных играх, большая часть которых — стрелялки, стратегии — построена на насилии и убийствах. Понятно, что эти занятия вольно или невольно размывают психологические барьеры в сознании подростков. Особенно когда реальность и виртуальный мир смешиваются, теряя четкие границы.

Указ президента № 202. Оружие в России запрещено

Но самая опасная группа потенциальных владельцев оружия — неполноценные люди, ощущающие собственную ущербность и желающие ее компенсировать радикальными методами. «Бог создал людей сильными и слабыми. Сэмюэл Кольт сделал их равными» — эта американская пословица как нельзя лучше объясняет ту революцию, которая произошла в мире из-за массового распространения огнестрела, не требующего долгой перезарядки.

Взяв в руки карабин, казанский стрелок не просто стал «равным», он смог ощутить себя богом, после чего отправился расстреливать детей. Именно потому, что у него на руках был огнестрел, а не нож, он смог убить так много школьников за короткий промежуток времени. Доступное и простое в употреблении ружье не требовало особых навыков, что и привело к чудовищной по масштабам трагедии.

В таком случае, скажут сторонники огнестрела, нужно ужесточить проверки. Выдавать оружие только тем людям, которые морально устойчивы. Которые различают виртуальный и реальный миры. Которые прошли курс обучения ответственному ношению и хранению оружия. Которые будут «энное» количество раз в году проверяться.

Но, во-первых, крыша может съехать у человека достаточно быстро из-за комбинации факторов: ушла жена, потерял работу, напился. Во-вторых, в случае селективной выдачи стволов одним и отказе в выдаче другим последние могут банально начать охоту за первыми с целью завладения огнестрелом. Зачем усложнять ситуацию? Нужно просто признать, что у нас не Израиль и не российские 90-е.

Люди могут спокойно ходить по улицам. Для того чтобы их хождение таковым и оставалось, в городах ношение и приобретение огнестрельного оружия стоит запретить. А уже потом разбираться со школьными психологами и мониторингом соцсетей… Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Источник: vm.ru

Получат ли россияне право на вооруженную защиту?

Имеет ли гражданин право защищать свою жизнь и имущество с оружием в руках? Данный вопрос – причина неизменно жарких дебатов, в которые вовлечены политики, общественные деятели и население. Как свидетельствует практика, легальное владение огнестрельным оружием не является фактором, способствующим росту преступности, а наоборот — нередко ведет к ее снижению, в то время как недостаток объективной информации нагнетает страхи, связанные с оружием.

Право граждан России на вооруженную самозащиту

Кольт их всех уравнял.

В России изобилуют мифы, касающиеся гражданского оружия. Один из наиболее распространенных гласит, что российские граждане — самые невооруженные и беззащитные в мире. Но так ли это?

Начиная с 1994 года, любой ранее несудимый дееспособный гражданин России, получив лицензию, имеет право приобрести для самообороны и хранить длинноствольные (двуствольные и многозарядные) ружья с ручной перезарядкой или полуавтоматические. По общему количеству зарегистрированных стволов Россия занимает 9 строчку в мировом рейтинге.

Таким образом, Россия в отношении гражданского оружия занимает как бы промежуточные позиции. С одной стороны, до стран, в которых право граждан приобретать, хранить и носить оружие минимально ограничивается законодательством (Израиль, США, Финляндия), нам еще далеко, как и до государств типа Швейцарии, в которых государство вооружает население за свой счет. С другой стороны, в РФ не наблюдается и тенденции к ужесточению законодательства об оружии на манер Великобритании или Австралии, власти которых постепенно лишают граждан права на владение оружием самообороны.

Впрочем, законодательство РФ максимально ограничивает возможность использования огнестрельного оружия для самообороны, при том что длинноствольное ружье — не лучший выбор для этих целей. Короткоствольное оружие – револьверы и пистолеты – подходят для самозащиты гораздо больше, но обывателям запрещено их иметь. Дискуссии сторонников и противников короткоствольного оружия, а также вооруженной самообороны продолжаются не один год.

Основной довод в пользу права граждан на оружие сформулирован еще 18 веке итальянским правоведом Чезаре Беккариа: «Законы, запрещающие ношение оружия, способны разоружить лишь людей, не намеревающихся совершать преступлений. Они помогают нападающим и вредят их жертвам, они способствуют, а не препятствуют убийствам».

Короткоствольное оружие — объект вечных холиваров.

Стремление владеть оружием является прямым следствием права на защиту — своего имущества, свободы и даже жизни. В отсутствие права на самооборону остальные основные права превращаются в фикцию. Сторонники отмены ограничений уверены, что лишение граждан права на оружие, по сути, есть запрет на самооборону.

В конце концов, не все мы мастера боевых видов спорта, чтобы противостоять хулиганам и более серьезным преступникам с голыми руками. Как быть, если вы неспособны безошибочно нанести противнику удар и обезвредить его? Покориться и молить о пощаде или звать на помощь? Можно, конечно, применить разрешенные средства самообороны, эффективность которых вызывает сомнения: человек с газовым баллончиком или электрошокером вряд ли справится со снаряженным арматурой грабителем.

Многозарядный револьвер Кольта когда-то прозвали «уравнителем шансов»: с его помощью даже физически слабый человек — женщина, старик, прикованный к инвалидному креслу – имеет шанс завершить схватку с несколькими противниками с минимальными потерями.

На усвоение правил рукопашного боя требуются годы, а вот овладеть пистолетом гораздо проще. Не потому ли, едва шестизарядный револьвер Сэмюэла Кольта распространился в США, появилась поговорка: людей-де Бог создал разными, а равными их сделал полковник Кольт.

Огнестрельное оружие, конечно, нельзя считать панацеей против преступности, тем более что не каждый сумеет его эффективно применить. Но опасение натолкнуться на достойного противника из числа вооруженных граждан способно вынудить многих потенциальных грабителей и насильников сменить свой промысел на более безопасный.

Мы — не психи, психи – не мы!

Одним из самых распространенных доводов, приводимых противниками гражданского оружия вообще и «короткоствола», в частности, является ссылка на то, что если нашим людям дать оружие, они тут же друг друга перестреляют! И хотя подобные аргументы не подкреплены статистикой, к ним охотно прибегают чиновники и падкие на сенсации СМИ.

Почти за 15 лет действия Закона об оружии, разрешающего гражданам приобретать для самообороны длинноствольные ружья, в России на руках накопилось свыше 5 млн стволов, в то же время рост уголовных правонарушений с использованием легального оружия за тот же период составил всего 0,5%. Из ежегодно совершаемых в РФ около 20 тыс. преступлений с применением оружия на легальное оружие приходятся сотые доли процента. По разным причинам нарушает закон с применением «огнестрела» только один из 40 тысяч владельцев оружия.

Не выдерживает критики и довод о том, что преступники могут вооружаться за счет законопослушных граждан. Легальное оружие редко используется в преступных целях, так как при продаже из всего нарезного оружия производятся контрольные стрельбы, информация о которых хранится в пулегильзотеках МВД. Оставить подобную «визитку» на месте преступления способен разве что сумасшедший.

Как свидетельствует мировой опыт, к росту преступности ведет не разрешение на ношение оружия, а как раз запрет на него. К примеру, в США – одной из самых вооруженных стран мира! – наиболее высокий уровень преступности зарегистрирован в Вашингтоне, Нью-Йорке, Чикаго, т.е. в городах, где действует запрет на ношение оружия. В штатах, где внедрялось положение о получении лицензии на скрытое ношение оружия любым ранее несудимым гражданином по завершении спецкурса обучения, напротив, было зафиксировано сокращение числа преступлений против личности, таких как убийства, грабежи, изнасилования.

В этом отношении интересен опыт округа Колумбия, где запрет на ношение оружия был введен в 1976 г. До этого события на протяжении 5 лет количество ежегодно совершаемых убийств сокращалось с 37 до 27 на 100 тыс. чел. населения, со 150 до 100 — число ограблений. В последующие 5 лет после ужесточения законодательства отмечен рост преступности: на 100 тыс. жителей округа приходилось на учетный период до 30 убийств в год и до 160 тыс. ограблений. В Великобритании оружейное законодательство ужесточили в середине 90-х гг. В итоге, в 1996-2001 гг. число ежегодно совершаемых ограблений выросло со 142 до 182 на 100 тыс. жителей. Еще худшими оказались последствия ограничительных мер в Австралии: здесь количество вооруженных ограблений выросло в 1,5 раза уже через год после введения поправок.

Читайте также:  Что едят земляные черви в природе

Из виртуальной реальности – в жизнь

Почему государство принуждает своих граждан разоружаться? Вряд ли причина в страхе перед обществом, так как ограничения принимают власти стран с развитой демократией. Скорее, причина в шокирующих общество случаях т.н. «немотивированного насилия», особенно подросткового. Приведем несколько примеров: в 2007 году 23-летний студент Технологического университета Вирджинии Чо Сен Ху, открыв стрельбу по сокурсникам-обидчикам, убил 33 и ранил 29 человек; в 2008 году 18-летний Пекки-Эрик Аувинен (Финляндия) расстрелял 8 одноклассников и пытался поджечь школу; в марте 2009-го 16 школьников расстреляны Тимом Кретчмером (Германия) из отцовского пистолета.

Подобные происшествия порождают требования некоторых политических и общественных организаций ввести запрет или до минимума ограничить право частных лиц на владение и ношение огнестрельного оружия. Но следует ли руководствоваться эмоциями, и в оружии ли дело?

Европейцы и американцы хранят в своих домах винтовки и пистолеты не одну сотню лет, а тенденция к массовым расстрелам проявилась только в последние десятилетия. По свидетельству психологов, на такие поступки чаще решаются представители поколения, воспитанного телевидением и монитором компьютера. В большинстве своем игры, в которые играют подростки, кровожадные и садистские – этот факт неоспорим.

Довольно смелый вывод приводит журнал Американской медицинской ассоциации: причиной удвоения числа убийств в 50-е гг. стало распространение телевидения. Американский военный психолог Дэйв Гроссман в одном из интервью признал, что демонстрация насилия в СМИ и видеоиграх запускает у детей и подростков механизмы, аналогичные тем, которые используются для приучения к убийству профессиональных военных. Так что совершенно не случайно президент ФРГ Хорст Келер после мартовского события этого года в Германии потребовал ужесточения контроля не за оружием, а за пропагандирующими насилие компьютерными играми.

Плакат популярного командного шутера Counter Strike.

И в этом есть резон. По сути, для совершения массовых убийств не обязательно наличие пистолета или винтовки. В начале 2009 года в Бельгии преступник проник в ясли, где убил ножом двух младенцев и няню, скрывшись после этого. В Москве мужчина «в знак социального протеста», как он потом пояснил, угнал машину и сбил 16 человек (преимущественно студентов МГУ). При этом никто не предложил ввести запрет на кухонные ножи или автомобили.

Заметим, что в России за 2008 год в ДТП погибли почти 30 тыс. человек, из которых 2,38 тыс. — по вине водителей в состоянии алкогольного опьянения. Эта печальная статистика, увы, не подвигла российских чиновников на ограничение продажи алкоголя в стране или на запрет его прямой и косвенной рекламы.

Законодательные нормы, регламентирующие правила приобретения и хранения частными лицами любого оружия в Испании, одни из самых строгих в Европе. Тем не менее, согласно статистике, на 46-миллионное население приходится около 4 миллионов стволов.

Источник: safegun.ru

Право на оружие: «за» и «против»

Ношение пистолета может стать легальным и в России. Правда, только лет через семь, не раньше, говорят эксперты из Совета Федерации. Много это или мало? Готовы ли граждане России к такой мере? Как легализация оружия отразится на уровне преступности и на российском обществе вообще? Аргументов и у сторонников, и у противников введения права на ношение оружия достаточно.

Предлагаем вам подборку фактов и мнений на этот счёт.

В России оборот оружия осуществляется в соответствии с Федеральным законом «Об оружии» от 13 декабря 1996 года и Постановлением Правительства от 21 июля 1998 года. Закон делит оружие на три вида: гражданское, служебное и боевое (ручное стрелковое и холодное). Гражданское оружие, в свою очередь, подразделяется на оружие самообороны, спортивное, охотничье, сигнальное и холодное.

В качестве оружия самообороны граждане России могут использовать:

– гладкоствольное длинноствольное оружие, в том числе с травматическими патронами,

– огнестрельное бесствольное оружие с патронами травматического, газового и светозвукового действия,

– газовое оружие и

Ношение длинноствольного оружия самообороны запрещено. Кроме того, запрещено длинноствольное оружие с ёмкостью магазина более 10 патронов, длиной ствола менее 500 мм и общей длиной менее 800 мм. Спортивное огнестрельное оружие с нарезным стволом можно хранить только на спортивных объектах.

Право на приобретение оружия даётся гражданам России с 18-летнего возраста. Для приобретения оружия необходимо получить лицензию, предоставив для этого в орган внутренних дел заявление, медсправку и удостоверение личности. Лица, приобретающие оружие самообороны впервые, обязаны пройти проверку на знание правил безопасного обращения с оружием.

Единственная возможность получить право на владение и ношение короткоствольного огнестрельного оружия – в том случае, если оружие наградное. Статья 20.1 закона «Об оружии» гласит, что получить наградное оружие можно на основании указа Президента или постановления Правительства России, указов глав иностранных государств или глав правительств иностранных государств, а также «на основании приказов руководителей государственных военизированных организаций». Для получения разрешения на хранение и ношение наградного оружия достаточно представить в полицию медсправку.

В списке наградного оружия, утверждённом Правительством 5 декабря 2005 года, 14 позиций. Половина из них – 9-миллиметровые пистолеты, также в список входят 7,62-миллиметровый пистолет ТТ и револьвер системы «Наган».

Ношение оружия разрешено во многих странах мира. Перечислю их по убывающей – в соответствии с насыщенностью: США (90 единиц оружия на 100 человек населения), Швейцария (46), Норвегия (36), Канада (31), Австрия (31), Германия (30), Уругвай (17), Мексика (15), Аргентина (13), Италия (12), Бразилия (9), Болгария (9), Эстония (9), Израиль (6), Филиппины (5), Чехия (5), Индия (4), Латвия (4), Литва (3), Молдавия (3), Гватемала (2), Гондурас (2), Парагвай (2), Ямайка (2).

Как сторонники, так и противники легализации оружия в России любят, в особенности, ссылаться на опыт США и Европы. В США право на свободное хранение и ношение оружия гарантируется конституцией, а именно второй поправкой, принятой в 1791 году. Однако история и традиции обращения с оружием ещё древнее.

В системе англосаксонского общего (прецедентного) права право на ношение оружия рыцарями и свободными гражданами, находящимися на службе у короля, существовало задолго до изобретения огнестрельного оружия. Билль о правах, принятый в 1689 году после так называемой «Славной революции» 1688 года, закреплял это право – по крайней мере, за протестантами. Данное положение мотивировалось тем, что в эпоху правления Стюартов, свергнутых революцией, протестанты подвергались дискриминации, а поэтому отныне они имели законное право на самозащиту. По сути, в этом разделе Билль о правах констатировал сложившийся статус-кво. Естественно, никакого повального приобретения оружия широкими массами населения за этим не последовало.

Однако впоследствии в Великобритании была принята целая серия законов, последовательно урезавших список типов оружия, которое могло находиться в частных руках. Наконец, акт «Об огнестрельном оружии» от 1997 года фактически ввёл полный запрет на владение им.

Вторая поправка к конституции США была, с одной стороны, порождением англосаксонской системы общего права, с другой – отражением реальности, сложившейся в Северной Америке более чем за полтора столетия освоения этих территорий переселенцами, прибывшими в основном с Британских островов. Постоянная борьба с дикой природой и местным населением, настроенным далеко не всегда дружелюбно, а затем и война за независимость от бывшей метрополии привели к тому, что практически у всего взрослого населения на руках было оружие. И вопрос стоял не о том, чтобы его разрешить, а о том, как упорядочить его применение.

Именно здесь берут начало споры о том, применим ли опыт США и Европы в России.

Аргументы «против»

Дело в том, что история России коренным образом отличается и от опыта США, и от традиций европейских стран. Резкое снятие запретов, существующих уже более 90 лет (запрет был введён декретом Совнаркома «О сдаче оружия» от 10 декабря 1918 года), и отсутствие культуры применения оружия могут привести к непредсказуемым последствиям. Каждый будет считать себя вправе самостоятельно определять, что является достаточным основанием для применения оружия.

Да и в мире по статистике в первой десятке стран с наибольшим числом жертв огнестрельного оружия девять – это страны, где разрешено ношение огнестрельного оружия. Так, уровень смертности (количество человек в год на 100 тыс. населения):

Правда, семь из этих стран – это государства Латинской Америки, имеющие специфические историко-культурные традиции и менталитет.

Впрочем, и США – вовсе не образец для России, считают противники легализации оружия. Лёгкость приобретения стволов в этой стране и там оборачивается лишними трагедиями. Вспомните студента университета Виргиния, в 2007 году расстрелявшего более 30 человек. Он тоже, как и все, очень легко приобрёл в магазине свою опасную игрушку.

Или более поздний пример – 20-летний мужчина, пустивший пулю в голову конгрессмену из штата Аризона. Оба преступника ранее не имели криминального прошлого и на учёте у психиатров не состояли.

Высказывания в Интернете – подлинный глас народа. Послушаем его:

«В нашем диком обществе разрешать носить оружие для самообороны – это разрешить вести гражданскую войну. У кавказских народов до сих пор существует кровная месть. А психически неуравновешенные люди, а выпившие люди, которым хочется повеселиться?

Яркий пример – Москва, метель, снежные заносы, коммунальщики убирают снег с трассы и создают заторы на этих трассах, гражданин не выдерживает и стреляет по трактористу. Он не хотел, но нервы сдали. А самооборона? Обеспечить населению защиту от преступников, и не нужна нам самооборона, ей не смогут воспользоваться простые люди», – считает пользователь Дарья.

«Как только разрешат оружие, так полученное оружие будет украдено, отобрано т.п. и использовано в известных целях. 100%. И нужна эта легализация как раз преступникам», – пишет Владимир Рудой.

«В своём неблагополучном районе я спокойно хожу в тёмное время суток, потому что верю: от любого нападающего у меня есть шанс увернуться и убежать. А если какой-нибудь отморозок достанет из маминого сейфа пушку, вряд ли я успею выхватить свой Смит-Вессон», – опасается Yuzhny.

Читайте также:  Как правильно сделать флажки на щуку

«Мало кому из преступников, понимая, что я могу достать ствол, придёт в голову встать ко мне лицом на почтительном расстоянии и подождать, пока я расстегну куртку, залезу в кобуру, выну пистолет. И ещё: вы посмотрите, какие нервные водители мотаются по Москве. Тут даже с травматикой каждый день какие-то неурядицы происходят, а уж с боевым пистолетом это просто беспредел начнётся.

А сколько народу вечером идёт по улице, приняв или принимая бутылочку пивка. А если у таких через одного будет пистолет? И, наконец, допустим, успели вы вынуть пистолет и выстрелили в преступника. И убили. А сообщник его убежал и расскажет потом, что они только закурить-то и хотели, а по ним сразу открыли огонь.

Я не понимаю, зачем разрешать боевое оружие, когда и так есть масса средств защиты – та же травматика, электрошокеры, баллончики. Лично мне очень понравилась звуковая штуковина – по ушам бьёт так, что, кажется, перепонки лопнут.

Такое впечатление, что тут какие-то другие цели преследуются – скрытые. Или производителям оружия понадобилось расширить рынок сбыта», – предполагает Alexander.

«Проблема в том, что оружие у нас стопроцентно будет попадать не в те руки. А если человеку терять нечего, он может сделать, что угодно. Вот в Норвегии по законодательству каждый военнообязанный должен хранить штатное оружие и обмундирование дома. Но начал бойню не один из сотен тысяч военнообязанных, а человек с тараканами в голове», – уверен Аркадий Павлов.

«Сейчас джигиты из травматики стреляют, а появится боевое – будут бить наверняка!» –считает человек, подписавшийся «Добряк Всепрощающий».

Есть аргументы «против» даже у известных сторонников легализации оружия – члена президиума Ассоциации юристов России Михаила Барщевского и председателя Федерального совета общественного объединения «Гражданское оружие» Андрея Василевского:

«В последнее время суды и правоохранительные органы фактически перестали применять норму о необходимой самообороне. Боюсь, если в отношении преступника будет применяться боевое оружие, правоохранительные органы будут действовать особенно жестко», – опасается Михаил Барщевский.

«Проблема действительно острейшая, – подтверждает его точку зрения Андрей Василевский. – Если в прежние годы самооборонщиков обвиняли в превышении необходимой обороны, то сегодня органы следствия в основном возбуждают дела по статьям нанесение телесных повреждений или о непреднамеренном убийстве. Если принять во внимание обвинительный уклон нашего суда, победой считается случай, когда удается достичь условного приговора, без реального заключения человека под стражу».

Аргументы «за»

В самом общем виде точка зрения сторонников легализации оружия в России звучит так: право граждан на приобретение, хранение и применения огнестрельного оружия, соединённое с включением в гражданский оборот оружия и боеприпасов, является естественным правом и не может быть ограничено. Всякое его ограничение или упразднение является покушением на права человека и гражданина и является безусловным доказательством узурпации власти какой-либо группой лиц.

Тот политический режим, где право граждан на владение оружием ограничено или не признано, можно охарактеризовать как тиранический или деспотический. Армия и полиция, вооружённые, в отличие от большинства граждан, огнестрельным оружием, предохраняют такое государство от попыток захвата власти народом.

«Право на ношение оружия – это право на самозащиту, – поясняет председатель Федерального совета общественного объединения «Гражданское оружие» Андрей Василевский. – Человек, который лишён его, не может защищать многие свои права, он оказывается в положении приниженном, зависимом от государства, власти, полиции.

Кроме того, оружие – это атрибут свободы. Причины ограничений на владение оружием в России, введённые в 1918 году, были чисто политическими, а отнюдь не направленными на борьбу с преступностью. Это было сделано для обеспечения беспрепятственного проведения политики красного террора.

Есть цифры по поводу применения длинноствольного оружия со времени разрешения на него. Например, за 2004 год в Москве зарегистрировано около 370 тысяч стволов, совершено около 10 преступлений. То есть из 37 тысяч ружей стреляет только одно. Причём далеко не всегда это приводит к тяжким последствиям.

И после легализации короткоствольного оружия убийств не станет больше. Наоборот, их станет меньше. Главным образом, потому, что право на владение оружием действует на потенциальных преступников профилактически.

Об этом свидетельствует зарубежная статистика: после введения права на ношение оружия количество насильственных видов преступлений, то есть убийств, ограблений, изнасилований, неизменно сокращается. Богатый опыт легализации ношения короткоствольного оружия есть у наших ближайших соседей из Восточной Европы, Прибалтики, Молдавии и Приднестровья. Во всех случаях число убийств падало, а не росло. Система лицензирования способна отсеять людей с судимостью, кто состоит на учёте в психоневрологических, наркологических диспансерах.

Даже если это законодательно разрешено, постоянно носят оружие с собой максимум 5 процентов владельцев. Но после того как эти несколько процентов появляются, со всех остальных исчезает печать, которую нам сегодня поставило на лоб государство: «Не вооружён. Можно нападать, ничего не опасаясь». А это непосредственным образом сказывается и на самых беззащитных: женщинах, пожилых людях, инвалидах.

Из опроса, проводимого министерством юстиции США, выяснялось, что из тех, кто при ограблении не использовал оружие для самозащиты, физически пострадали около четверти – то есть их избивали, насиловали, ранили. Из тех, кто применил оружие для самозащиты, страдало менее 8 процентов. Причём в подавляющем большинстве случаев защищавшиеся никого не убивали и даже не ранили. Они демонстрировали оружие или делали предупредительный выстрел.

Разумеется, польза стрелковых тренировок очень высока. Но человек даже с минимальной подготовкой будет представлять для преступника угрозу. Около 60 процентов заключённых американских тюрем признались, что порой отказывались от преступлений, заподозрив, что жертва вооружена.

Что же касается предположений, что после легализации самим преступникам будет легче приобретать оружие, то ответ таков: во всём мире легально зарегистрированное оружие практически не используется в криминальных целях. Ведь при преступлениях на месте остаются гильзы и пули, по которым можно идентифицировать оружие и найти преступника.

В России существует комплекс самоуничижения. Во многих случаях мы склонны недооценивать себя и окружающих. К тому же восприятие оружия в разоружённом обществе очень сильно отличается от восприятия оружия в обществе вооружённом. Даже в нашей стране в таёжных, лесных регионах ружья есть почти в каждой избе. И там они ни у кого не вызывают удивления или страха.

А вот большая часть жителей какого-нибудь мегаполиса видит оружие только в криминальной хронике или боевиках. У них на подсознательном уровне устанавливается жёсткая связь между оружием и насилием. В действительности же, оружие в подавляющем большинстве используется для предотвращения насилия.

По крайней мере, у нас должен быть этот выбор. Даже если бы полиция работала идеально, важности оружия для самозащиты и его профилактической роли это не отменит. Полиция, по сути, – только вторая линия обороны. Нападения не происходят рядом с патрулём или отделением полиции. Поэтому непосредственно в момент совершения преступления полицейский не поможет.

Лишать законопослушных граждан права на ношение оружия – значит разрушать первую линию обороны», – заключает Андрей Василевский.

«Помните, Древний Рим? У плебеев оружия не было, а у патрициев было. Средние века – простолюдинам нельзя, дворянам можно. Царская Россия – крепостным нельзя, помещикам, дворянам можно. То есть оружие давным-давно стало атрибутом власти», – считает член президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский. И приводит в доказательство своей точки зрения статистику:

«На руках населения в России за последние 20 лет появилось 6 миллионов единиц «длинноствола». Рост преступлений, совершённых с использованием этого оружия, – 0,1 процента. А количество ограблений – не краж, а именно ограблений – загородных коттеджей, дач уменьшилось на 80 процентов.

Когда лет 10 назад в Великобритании запретили ношение короткоствольного оружия, рост уличной преступности составил 68 процентов.

Отношение к оружию является в какой-то степени показателем состояния общества, в нашем случае его психологической незрелости».

Психиатр-криминалист Михаил Виноградов вспоминает историю Андерса Брейвика – норвежского террориста, организовавшего взрыв в центре Осло и напавшего на молодёжный лагерь правящей Норвежской рабочей партии 22 июля 2011 года, в результате чего 77 человек погибли и 97 получили ранения. А также весну 2009 года в России, когда майор милиции Денис Евсюков больше часа охотился на людей в московском супермаркете.

Сходство налицо: ни одного поддающегося логике мотива. И в обоих случаях жертвы были одинаково беззащитны. И Брейвик, и Евсюков были уверены: им никто не ответит.

«Если бы человек, который стреляет по безоружным людям, знал, что он получит в ответ пулю от кого-то из вооружённых, он бы, скорее всего, не открыл стрельбу», – считает Михаил Виноградов.

А владелец стрелкового клуба Валерий Баликоев сравнивает реалии жизни Молдавии и России: «В Молдавии за год после легализации короткоствольного оружия уличная преступность снизилась в два раза. А местные бандиты потянулись в Россию – тут теперь безопаснее. Их задерживают и спрашивают, чего же вы сюда приехали безобразничать? На что они отвечают, а в Молдавии можно и на пулю нарваться, у людей теперь пистолеты есть».

Причина большого количества смертельных случаев от травматики, считают сторонники легализации оружия, в том, что люди её недооценивают. Человек, применяющий травматическое оружие, думает, «что это его кулак. Только вылетевший на 20 метров», – образно выражается первый заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ Александр Торшин. Боевые же пистолеты повысят ответственность людей, и они, разумеется, не будут использовать их так, как это происходит сейчас с травматическими.

В заключение можно сказать, что сторонники и противники легализации оружия сходятся в одном: дискуссия о праве на владение и ношение огнестрельного оружия – одна из самых жарких в современном обществе и одновременно одна из самых бесплодных. Аргументы сторон хорошо известны, вероятность нахождения общего языка практически нулевая, а опираться на количество сторонников той или иной – опасно. Ведь, как показывает история, точка зрения, разделяемая большинством, нередко – а точнее, как правило – оказывается неверной.

Были использованы материалы журнала «Власть», НТВ, «Российской газеты», ряда соцсетей.

Читайте также:  Как разобрать пистолет макаров

Источник: psj.ru

Как Россия от свободного оборота оружия пришла к несвободному

Рассмотрев историю запретов и разрешений на владение оружием в России, «Город 812» понял, что если следовать рецептам большевиков, то ношение оружия следует разрешить – но только членам «Единой России».

Без государева указу не стреляти

Первый намек на государственную регламентацию использования оружия частными лицами содержится в Соборном уложении 1649 года. В главе под названием «О Государеве дворе, чтоб на Государев двор ни от кого никакого бесчинства и брани не было» говорилось:

«Такоже Царского величества во дворе на Москве или где изволит Царское Величество в объезде быти из пищалей и из луков и из иного никакого оружия никому без Государева указу не стреляти и с таким оружием в Государев двор не ходити».

То есть запрещается лишь использовать оружие в присутствии государя и проносить его на государев двор. В остальном никаких ограничений на применение оружия не было, об этом свидетельствуют и документы того времени. Вот, например, картинка из жизни Москвы второй половины XVII века:

«…ныне на Москве ездят по улицам воры, всяких чинов люди и боярские холопы, в санях и пеши ходят многолюдством с ружьем, и с бердышами, и с рогатины, и с топориками, и с большими ножами и воруют, людей бьют и грабят и до смерти побивают…»

В 1682 году вышел указ, по которому «стольникам, и полковникам, и стряпчим, и иноземцам, и городовым дворянам, и детям боярским на Москве» разрешалось ходить только с холодным оружием («ходить с саблями и шпагами и с иным таким же ружьем»). Хождение по Москве с огнестрельным оружием запрещалось.

В 1684 году выходит царский указ «О запрещении стрелять в домах из ружей», в котором, в частности, говорилось: «Московских и всяких чинов людям сказать, чтоб они в домах своих ни из какого ружья не стреляли и людям своим стрелять не давали».

Этот запрет появился после участившихся на Москве пожарах от «забав» с огнестрельным оружием – пороховые ружья были весьма не совершенны, при выстреле разлетались огненные искры, что в деревянном городе XVII века было крайне опасно.

Петр I, с его страстью к тотальной регламентации, не оставил своим вниманием и частновладельческое оружие. В 1718 году вышел указ «О запрещении на дворах и по улицам стрельбы под взысканием штрафа», который не только запрещал стрелять «на дворах и по улицам из ружья ни из какого днем и ночью», но и предписывал «а буде кому для забавы выстрелить и те б люди выходили стрелять за слободы в поле, где жилья нет».

Таким образом, ограничивалось лишь применение оружия, но не владение им.

Стоит отметить, что «Устав Благочиния» касался только населения больших и малых городов. Использование оружия в сельской местности оставалось не регламентированным вплоть до 1839 года, когда был высочайше утвержден «Сельский полицейский устав для государственных крестьян».

В нем говорилось: «Запрещается носить при себе оружие во всякое время, исключая ловлю диких зверей и охоту. Запрещается стрелять в селениях, домах, во дворах, на улицах и площадях». В общем, все то же самое, что и в «Уставе Благочиния», только для жителей государственных деревень. Регламентация владения и ношения оружия у помещичьих крестьян целиком находилась в ведении их барина.

Не ходить с ружьем без особой надобности

Некоторая систематизации всех хаотичных правовых актов, касающихся оружия, была проведена в 1845 году, когда было издано «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных». Этим Уложением воспрещалось:

– изготовление огнестрельного оружия, которое было запрещено законом или изготовление которого являлось государственной монополией;

– хранение запрещенного законом оружия;

– без особой надобности, ходить с оружием и тем более заряженным в местах, «…где сие правительством запрещено».

– держать заряженным оружие «…в домах или иных местах, где могут быть и часто бывают люди»;

– «…без явной необходимости употреблять огнестрельное оружие в доме или на дворе, или же на улице или площади, или в ином каком-либо месте, где по вероятности могут в то время быть и часто бывают люди».

Можно сказать, что именно с этого правового акта начинается полноценное отечественное оружейное законодательство. Нормы, заложенные в Уложении 1845 года, действовали вплоть до начала XX века.

Основной принцип дореволюционного оружейного законодательства был такой: ограничивалось не владение оружием, а лишь различные аспекты его использования. Оружие государством на тот момент не расценивалось как потенциальный инструмент для совершения преступлений. Оно считалось общественно опасным лишь при условии неосторожного обращения. Именно это «неосторожное обращение» государство и пыталось максимально регламентировать.

Жителям Российской империи были равно доступно и длинноствольное, и короткоствольное оружие. До 1906 года «Наган» или «Браунинг» можно было приобрести практически совершенно свободно и по вполне доступной цене (16 – 20 рублей), «Парабеллум» стоил дороже – 40 рублей. Были и более дешевые образцы оружия – по 2 – 5 рублей, но они не отличались особым качеством.

Революционные события 1905 – 1906 годов заставили царское правительство пересмотреть свои довольно либеральные, взгляды на этот вопрос.

Реклама револьверов в дореволюционной России

С 1906 года купить пистолет имел право лишь человек, представивший для этого именное свидетельство (аналогичное современной лицензии), выданное начальником местной полиции (либо иным начальством).

К началу I мировой войны производство и торговля оружием осуществлялась как государственными, так и частными (акционерными) учреждениями и предприятиями. В ряде регионов существовали жесткие правила покупки оружия с обязательной подачей специального прошения на имя главы местной администрации. В других правила были более либеральными, и продажа оружия была практически свободная.

Пистолеты только для членов ВКП (б)

Уже в первые дни Советской власти одной из основных задач нового режима стало максимальное изъятие оружия у частных лиц. 10 декабря 1918 года Совет Народных Комиссаров издал декрет «О сдаче оружия», в котором, в частности, указывалось:

«1. Обязать все население, все учреждения гражданского ведомства сдать находящееся у них все исправные и неисправные винтовки, пулеметы и револьверы всех систем, патроны к ним и шашки всякого образца;

  1. За укрывательство оружия, задержание сдачи его или противодействие сдаче виновных подвергать лишению свободы на срок от одного года до десяти…»

Этим декретом все выданные ранее разрешения на хранение оружия объявлялись недействительными, и лица, имевшие оружие, были обязаны сдать его. Оружие не изымалось только у членов РКП (б), но не более одной винтовки и одного револьвера на человека. При этом оружие закреплялось за конкретным владельцем.

Согласно инструкции к данному декрету, право на хранение и ношение оружия давали обычные партийные билеты. Таким образом, в советской России право на оружие приобрело партийную принадлежность.

28 июля 1920 года декретом «Об охоте» ограничивается круг лиц, имеющих право на владение охотничьим ружьем. Выдача удостоверений на право охоты производилась органами народного Комиссариата земледелия, а регистрация оружия и учет патронов к нему – органами НКВД. В 1922 году был принят первый Уголовный кодекс Российской Федерации, который ввел уголовную ответственность (до 1 года) за хранение огнестрельного оружия без надлежащего разрешения (ст. 220). Обязанность по выдаче разрешений на хранение оружия, и в том числе охотничьего, была возложена на органы НКВД.

Постановлением ЦИК СССР от 12 декабря 1924 года «О порядке производства, торговли, хранения, пользования, учета и перевозки оружия, огнестрельных припасов, разрывных снарядов и взрывчатых веществ» все оружие было классифицировано и подразделено на категории. Отныне объектом купли-продажи для простых граждан могло быть лишь гладкоствольное охотничье оружие. Остальные категории оружия становились прерогативой тех, кому они было положены по долгу службы.

Незаконное владение оружием сурово наказывалось. Так, с марта 1933 года изготовление, хранение, покупка, сбыт огнестрельного (кроме охотничьего) оружия без надлежащего разрешения каралось лишением свободы на срок до пяти лет. В 1935 году аналогичное наказание было введено за хранение холодного оружия.

В начале Великой Отечественной войны всем гражданам было предложено сдать имеющееся в личном пользовании огнестрельные нарезное и гладкоствольное, а также холодное оружие в органы милиции и местные Советы. Трофейное оружие граждане, проживающие в освобожденных частями Красной Армии населенных пунктах, обязаны были «сдать в 24 часа воинским частям, органам НКВД или местным органам власти». Лица, не сдавшие в срок оружие и боеприпасы, подлежали привлечению к уголовной ответственности.

Либерализация без продолжения

После смерти Сталина происходит некоторая либерализация советского оружейного законодательства. Так, 17 августа 1953 года постановлением Совета Министров СССР гражданам было предоставлено право свободно приобретать охотничье гладкоствольное оружие. До этого граждане должны были при покупке обязательно предъявлять охотничьи билеты. Впрочем, подобный порядок просуществовал недолго – меньше 6 лет – постановлением Совета Министров СССР от 11 мая 1959 года свободная продажа охотничьих гладкоствольных ружей была отменена. Отныне продажа охотничьих ружей вновь должна была производиться по предъявлении членских билетов общества охотников.

В тот же период был разработан законопроект, согласно которому благонадежным гражданам (под ними в основном подразумевались члены КПСС и ВЛКСМ) предполагалось разрешить приобретать в личную собственность короткоствольное огнестрельное оружие. Однако в итоге пойти на столь радикальное послабление все же не решились.

В 1960 году был принят новый Уголовный кодекс РСФСР. Статья 218 теперь существенно смягчилась: за незаконное ношение, хранение, изготовление или сбыт огнестрельного оружия, определялось наказание заключением – на срок до 2 лет. Хранение холодного оружия было исключено из состава преступлений.

В 1974 году статью 218 УК РСФСР вновь ужесточили (до 5 лет лишения свободы). Правда, появилось примечание: «Лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие освобождается от уголовной ответственности».

Распад СССР не повлек каких-либо радикальных изменений в оружейном законодательстве, хотя в начале 1990-х многие были уверены в скором признании права граждан РФ на владение оружием.

Федеральный закон «Об оружии», принятый в 1996 году, сохранил нормы, запрещающие частным лицам владение короткоствольным оружием. И учитывая заявления властей о том, что Россия не готова к легализации оружия, надо полагать, что такое положение вещей сохранится еще весьма продолжительное время.

Денис Орлов

На заставке: плакат времен Гражданской войны.

Источник: gorod-812.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...