Охотники поподличать что значит

ПОДЛИЧАТЬ Слово подличать (сов. вид сподличать ) современному языковому сознанию представляется тесно связанным с прилагательным подлый. Ср. вольничать ,...

ПОДЛИЧАТЬ

Слово подличать (сов. вид сподличать) современному языковому сознанию представляется тесно связанным с прилагательным подлый. Ср. вольничать, нагличать. В «Восьмидесятниках» А. В. Амфитеатрова: «Обрадованный Авкт засуетился, заторопился, занагличал и бухнул Сергиевскому с места в карьер» (т. 1, с. 239).

Подличать значит: `быть подлым, низко подобострастным в поступках’. В «Горе от ума» Грибоедова Софья говорит Молчалину, ползающему на коленях перед нею: «Не подличайте, встаньте» (д. 4, явл. 12). В словаре 1847 г., в котором впервые зарегистрировано это слово, оно определяется так же: `поступать подло, предосудительно’ (сл.

1867—1868, 3, с. 552). Таким образом, и в то время смысловая связь между подлый и подличать казалась очень близкой, крепкой. Между тем слово подличать образовано вовсе не от подлый (ср. просторечн. подлеть).

См. у Достоевского в «Записках из подполья»: «И не жди поддержки: другие подруги-то твои тоже на тебя нападут, чтоб ей подслужиться, потому что здесь все в рабстве, совесть и жалость давно потеряли. Исподлились, и уж гаже, подлее, обиднее этих ругательств и на земле не бывает» (1956, 4, с. 217—218).

Охота и убийство животных — это норма? Павел Компан Разговор

Ведь при прямой этимологической связи с подлый или подлец в глаголе подличать был бы непонятен морфологический состав слова подлич-а-ть. Откуда здесь взялся суффикс -ич- и что он обозначает?

Правда, нормально образованный глагол от подлый — подли́ть едва ли смог бы укрепиться в литературном языке, так как он должен был столкнуться с омонимным глаголом подли́ть — подлива́ть. Такая омонимичность обычно избегается. Следовательно, глагол подличать лишь благодаря созвучию и некоторому соответствию смысловых оттенков сблизился с тем лексическим гнездом, которое сложилось около слова подлый. В. И. Даль в своем словаре относил подличать прямо к производным словам от подлый (сл. Даля 1909, 3, с. 467—470).

Можно предполагать, что глагол подличать прошел через служилый чиновничий диалект и оттуда попал в литературный язык. Он представляет собою сочетание приставки под-, основы -лич-, суффикса -а- и приметы инфинитива -ть(под-лич-а-ть). В таком случае первоначально подличать должно было бы иметь ударение на -а- (ср. улича́ть, облича́ть). Значение его в чиновничьем диалекте было: `приспособляться под лицо’, `держать себя подобострастно перед кем-нибудь’. См. в «Горе от ума» Грибоедова слова Чацкого:

Хоть есть охотники поподличать везде,

Да ныне смех страшит, и держит стыд в узде.

В бытовой шутке С. А. Неелова (1779—1852) «Тайному советнику»:

Лет тридцать у вельмож паркеты натирал,

Ногами и спиной мучительно трудился,

Как рыба о́б лед колотился,

Он явно подличал и в тайные попал.

У И. И. Панаева в очерке «Литературная тля» (1843): «Чудак! — повторил актер, выколачивая табачную золу из трубки: — чудак! просто дрянь, братец, пустейший человек; ругает Фетюкова, а перед ним подличает. » (1888, 2, с. 322). У Достоевского в «Зимних заметках о летних впечатлениях»: «. так же драли на конюшне мелкопоместного соседа, если сгрубит, так же подличали перед высшим лицом».

Монолог Чацкого «И точно, начал свет глупеть…»

Однако этому значению предшествовали другие. В «Материалах» И. И. Срезневского приведены глаголы: личити со значением `обличать’, личитися (ύποκρίνεσθαι) `лицемерить’ (Срезневский, 2, с. 33—34).

В словаре 1847 г. найдем: «Личить. стар. Приличествовать. Не личитнашему брату злословить знатных» (сл. 1867—1868, 2, с. 542).

У Даля: «Личить что, юж. запад, `считать, пересчитывать’; // пск. твр. `лицевать, перелицовывать, выворачивать’; // ниж.-горб. `лицевать, глянчить, полировать, наводить лоск на металличск. издельях’ // Личить безлич. стар. и сев. `приличествовать, быть приличным’. Не личит тебе делать то и то» (сл. Даля 1881, 2, с. 264). В «Опыте обл. влкр. словаря», кроме смоленского личить `считать’ (личить деньги), отмечалось также курское слово личковать `подбирать лучшее из товара на верх, а худшее под низ или в середину’ (с. 104).

На этом фоне невольно напрашивается сопоставление глагола подличать, с одной стороны, с профессионально-народным подлицевать `подчистить, подкрасить, заполировать, заложить вещь сверху, с лица, напоказ’, а с другой стороны — с областным именем прилагательным подличный— вост. `подходящий, приличный, согласный, отвечающий, что идет, кстати, подходит’. Украсы эти неподличны (сл. Даля 1909, 3, с. 467).

Заметка ранее не публиковалась. В архиве сохранилась рукопись с заглавием «История слова подличать» на 2 листках ветхой бумаги, а также листок с карандашной пометой «ср. вольничать» и с цитатой из рассказа А. В. Амфитеатрова «Восьмидесятники», включаемой в настоящую публикацию. Здесь печатается по рукописи с внесением отдельных необходимых поправок и уточнений. — В. П.

В. В. Виноградов. История слов , 2010

Источник: dic.academic.ru

Свежо предание, а верится с трудом

(значение фразеологизма) — 1) О какой либо истории, которая свершилась недавно, но кажется неправдоподобной; 2) О недостоверной истории.

(значение) — переходящий из уст в уста, от поколения к поколению рассказ о былом, легенда.

Цитата из комедии «Горе от ума» (1824 г.) русского писателя и дипломата Грибоедова Александра Сергеевича (1795 – 1829). Слова главного героя комедии Александра Андреевича Чацкого в разговоре с Павлом Афанасьевичем Фамусовым (действие 2, явление 2). Фамусов рассказал о людях своего поколения. Чацкого поразило то, что пресмыкание перед начальством Фамусов превозносил как добродетель. Словами «свежо предание, а верится с трудом» он выражает своё недоумение этим обстоятельством:

» Чацкий

И точно начал свет глупеть,

Сказать вы можете вздохнувши;

Как посравнить, да посмотреть

Век нынешний и век минувший:

Свежо предание, а верится с трудом;

Как тот и славился, чья чаще гнулась шея;

Как не в войне, а в мире брали лбом;

Стучали об пол не жалея!

Кому нужда: тем спесь, лежи они в пыли,

А тем, кто выше, лесть как кружево плели.

Прямой был век покорности и страха,

Всё под личиною усердия к царю.

Я не об дядюшке об вашем говорю;

Его не возмутим мы праха:

Но между тем кого охота заберет,

Хоть в раболепстве самом пылком,

Теперь, чтобы смешить народ,

Отважно жертвовать затылком?

А сверстничек, а старичок

Иной, глядя на тот скачок,

И разрушаясь в ветхой коже,

Чай приговаривал: Ах! если бы мне тоже!

Хоть есть охотники поподличать везде,

Да нынче смех страшит, и держит стыд в узде;

Недаром жалуют их скупо государи. —»

Чацкий (художник П.П. Соколов)

Художник П.П. Соколов

В словарях

— переходящий из уст в уста, от поколения к поколению рассказ о былом, легенда. Народное предание. Семейное предание.

Толковый словарь Ожегова (Ожегов С.И., Шведова Н.Ю., 1992 г.) .

— 2. Рассказ, поверье, переходящее от одного поколения к другому в устной передаче. Древнее предание. «Преданья старины глубокой.» Пушкин. «Свежо предание, а верится с трудом.» Грибоедов. Живое предание.

Толковый словарь Ушакова (Ушаков Д.Н., 1935 – 1940 гг.) .

Примеры

«Записки из мертвого дома» (1860 – 1861) – главный герой рассуждает про Жеребятникова:

«Были и кроме него исполнители, в старину разумеется, в ту недавнюю старину, о которой «свежо предание, а верится с трудом», любившие исполнить свое дело рачительно и с усердием.»

«»свежо предание, а верится с трудом», был, по видимому, один из тех русских лежебок и тунеядцев, что проводили свою праздную жизнь за границей, летом на водах, а зимой в парижском Шато-де-Флїре, где и оставили в свой век необъятные суммы.»

Источник: dslov.ru

Русский [ править ]

Приставка: по-; корень: -подл-; суффикс: -ича; глагольное окончание: -ть.

Произношение [ править ]

  • МФА: [ pɐˈpodlʲɪt͡ɕɪtʲ ]

Семантические свойства [ править ]

Значение [ править ]

  1. разг. совершить действие, выраженное гл. подличать; провести некоторое время, совершая такое действие ◆ Хоть есть охотники поподличать везде, // Да нынче смех страшит, и держит стыд в узде. А. С. Грибоедов, «Горе от ума»

Синонимы [ править ]

Антонимы [ править ]

Гиперонимы [ править ]

Гипонимы [ править ]

Родственные слова [ править ]

Ближайшее родство

Источник: ru.wiktionary.org

Что возмущает Чацкого в эпизоде с «французиком из Бордо»

Искусствовед

В той комнате незначащая встреча: Французик из Бордо, надсаживая грудь, Собрал вокруг себя род веча И сказывал, как снаряжался в путь В Россию, к варварам, со страхом и слезами; Приехал – и нашёл, что ласкам нет конца; Ни звука русского, ни русского лица Не встретил: будто бы в отечестве, с друзьями; Своя провинция. Посмотришь, вечерком Он чувствует себя здесь маленьким царьком; Такой же толк у дам, такие же наряды… Он рад, но мы не рады.

Умолк, и тут со всех сторон Тоска, и оханье, и стон. Ах! Франция! Нет в мире лучше края! – Решили две княжны, сестрицы, повторяя Урок, который им из детства натвержен. Куда деваться от княжен!

Я одаль воссылал желанья Смиренные, однако вслух, Чтоб истребил господь нечистый этот дух Пустого, рабского, слепого подражанья; Чтоб искру заронил он в ком-нибудь с душой, Кто мог бы словом и примером Нас удержать, как крепкою возжой, От жалкой тошноты по стороне чужой. Пускай меня отъявят старовером, Но хуже для меня наш Север вó сто крат С тех пор, как отдал всё в обмен на новый лад – И нравы, и язык, и старину святую, И величавую одежду на другую По шутовскому образцу: Хвост сзади, спереди какой-то чудный выем, Рассудку вопреки, наперекор стихиям; Движенья связаны, и не краса лицу; Смешные, бритые, седые подбородки! Как платья, волосы, так и умы коротки.

Ах! если рождены мы всё перенимать, Хоть у китайцев бы нам несколько занять Премудрого у них незнанья иноземцев. Воскреснем ли когда от чужевластья мод? Чтоб умный, бодрый наш народ Хотя по языку нас не считал за немцев. «Как европейское поставить в параллель С национальным – странно что-то! Ну как перевести мадам и мадмуазель?

Ужли сударыня!!» – забормотал мне кто-то… Вообразите, тут у всех На мой же счёт поднялся смех. «Сударыня! ха! ха! ха! ха! прекрасно! Сударыня! ха! ха! ха! ха! ужасно!!» – Я, рассердясь и жизнь кляня, Готовил им ответ громовый; Но все оставили меня. – Вот случай вам со мною, он не новый; Москва и Петербург – во всей России то, Что человек из города Бордо, Лишь рот открыл, имеет счастье Во всех княжен вселять участье; И в Петербурге и в Москве, Кто недруг выписных лиц, вычур, слов кудрявых, В чьей, по несчастью, голове Пять, шесть найдётся мыслей здравых И он осмелится их гласно объявлять, – Глядь… (Оглядывается, все в вальсе кружатся с величайшим усердием. Старики разбрелись к карточным столам.)

Что возмущает Чацкого в эпизоде с «французиком из Бордо»

Что возмущает Чацкого в эпизоде с «французиком из Бордо»? Прежде чем ответить на данный вопрос, мне хотелось бы ненадолго вернуться в прошлые события и посмотреть, как развивалось действие комедии до этого гневного и обличительного выступления Чацкого. Итак, Чацкий ясно осознал, что его возвращение в Москву было напрасным. Он чувствует, что сердце Софьи принадлежит другому, хотя еще не может понять, кто этот другой. И в этот момент на сцену выходит абсолютно другая комедия, которая открывает несколько новых картин московской жизни.
При этом личная драма Чацкого как бы на время отодвигается на другой план, сам герой словно забывает о ней и теряется в толпе. Около него группируются и играют свои роли новые лица. Разве не комедию разыгрывают Горичевы?

Этот муж, недавно еще энергичный и бодрый человек, а теперь опустившийся, облекшийся, как в халат, в московскую жизнь, барин. «Муж-мальчик, муж-слуга, идеал московских мужей» находится под башмаком приторной, жеманной, светской супруги. А шесть княжен и графиня-внучка — весь этот контингент невест, «умеющих», по словам Фамусова, «принарядить себя тафтицей, бархатцем и дымкой», «поющих верхние нотки и льнущих к военным людям»?

Эта Хлестова, остаток екатерининского века, с моськой и девочкой-арапкой. Загорецкий — явный мошенник, спасающийся от тюрьмы в лучших гостиных и откупающийся угодливостью. Все эти N. N. с их толками и сплетнями, являющимися основным и насущным смыслом их жизни! Пустые разговоры, жеманные улыбки, сплошное притворство. И вот чаша уже переполнена.

На сцену снова выходит Чацкий: Да, мочи нет: мильон терзаний Груди от дружеских тисков, Ногам от шарканья, ушам от восклицаний, А пуще голове от всяких пустяков. И вот на вопрос Софьи: «Скажите, что вас так гневит?» — Чацкий отвечает пламенной речью, героем которой является французик из Бордо. Помимо обычной желчи и сарказма, в словах Чацкого чувствуются боль и обида.

Во что превратилась Россия?! «Ни звука русского, ни русского лица», лишь «пустое, рабское, слепое подражание» Франции: Ах! Франция! Нет в мире лучше края! — Решили две княжны, сестрицы, повторяя Урок, который им из детства натвержен. Чацкому больно за Россию, за то, что русские обычаи, язык и святая старина были отданы «в обмен на новый лад» и новую одежду шутовскую.

Все исконно русское постепенно себя изживает. Воскреснем ли когда от чужевластья мод? Чтоб умный, бодрый наш народ Хотя по языку нас не считал за немцев, — горько вопрошает Чацкий и добавляет: Кто недруг выписных лиц, вычур, слов кудрявых, В чьей, по несчастью, голове Пять, шесть найдется мыслей здравых И он осмелится их гласно объявлять, — Глядь.

Чацкий не договорил, но и без того понятно, что он хотел сказать. Каждый, кто не захочет жить в слепом подражании пустым чужестранным обычаям, кто осмелится вслух высказать свое мнение, противоречащее общепринятым нормам, рискует оказаться изгнанным из общества и стать в его глазах сумасшедшим. Именно такая судьба и была уготована Чацкому, который из-за своего ума навлек на себя лишь «мильон терзаний». Успех «Горя от ума», появившегося накануне восстания декабристов, был чрезвычайно велик. «Грому, шуму, восхищению, любопытству конца нет», — так охарактеризовал сам Грибоедов атмосферу дружеского внимания, любви и поддержки, которой окружили комедию и ее автора передовые русские люди 1820-х годов. По словам Пуш

Сочинение-рассуждение Как характеризует Чацкого его рассказ о госте из Бордо?

Рассказ Чацкого о госте из Бордо некоторым образом его характеризует.

Во-первых, мы видим негативное отношение героя к повсеместному заимствованию французских слов и моды: «…нечистый этот дух пустого, рабского, слепого подражанья». Это характеризует Чацкого как сторонника русской самобытности и патриота.

Во-вторых, он использует в своей речи нелестные, оскорбительные, колкие фразы, давая через них оценку обсуждаемому герою: «французик», «маленький царек», «как платья, волосы, так и умы коротки» Этим автор показывает его прямолинейность и остроумие.

В-третьих, для Чацкого правда – превыше всего. Он не боится, что его назовут «старовером», он желает сохранить «и нравы, и язык, и старину святую, и величавую одежду» Это говорит о нем не только как о персонаже прямолинейном и патриотичном, но и как о персонаже бесстрашном в вопросах, касающихся его мировоззрения и судьбы страны.

Таким образом, данный монолог характеризует Чацкого как героя честного, смелого и патриотичного.

Это показано через его реплики.

Рассказ Чацкого о госте из Бордо показывает черты характера главного героя.

Во-первых, мы видим, что он настоящий патриот, который недоволен обесцениванием русской культуры и родного языка, и заменой их иностранным диалектом и традициями. Чацкий презирает слепое почитание чужестранцев, о чём говорят следующие строки: «Я одаль воссылал желанья… чтобы истребил Господь нечистый этот дух… слепого подражанья…».

Также, он проявляет себя как честный и открытый человек, не боящийся высказать своё мнение даже в ситуации, когда все настроены против него: «Я, рассердясь… готовил им ответ громовый».

И наконец, Чацкий остроумен, и об этом ясно отражается в его речи, которой присущи такие выражения, как «надсаживая грудь», «маленький царёк», «жалкая тошнота».

Таким образом, рассказ раскрывает Чацкого с нескольких сторон, подтверждая, что он настоящий патриот и честный человек, не стесняющийся высказать своё мнение.

Полезный материал по теме:

  1. Как характеризует Чацкого его рассказ о госте из Бордо? Какую роль в раскрытии образа Чацкого играют монологи героя? (Островский)
  2. Как характеризует Чацкого его рассказ о госте из Бордо? В чём функциональная значимость сна Софьи?
  3. В каких про­из­ве­де­ни­ях рус­ской ли­те­ра­ту­ры отоб­ра­жен кон­фликт героя и об­ще­ства и в чём эти про­из­ве­де­ния созвучны гри­бо­едов­ской пьесе? Как характеризует Чацкого рассказ о госте из Бордо?
  4. Как характеризует Печорина его отношение к девушке-«певунье»?
  5. Как характеризует Григория его поведение во время пения казаков? (Задание №8)

Нравственная и гражданская позиция Чацкого в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

1. В чем прав и в чем неправ Чацкий. 2. Обличение пороков «века нынешнего и века минувшего». 3. Досада «на весь мир». В своей комедии А. С. Грибоедов противопоставил Чацкого московскому обществу, наделив его чертами трагического, а не комического персонажа, однако именно в силу этого обстоятельства Чацкий поминутно оказывается в смешном положении.

А между тем все, что он говорит, звучит живо и убедительно, да и на самом деле отнюдь не лишено смысла. Насмешки Чацкого над теми способами, которыми придворные достигали высоких чинов во времена Екатерины II, обличение крепостников-самодуров и приверженности русских ко всему западному, заграничному, несомненно, не лишены реальной основы.

Нельзя не согласиться и с тем, что высокопоставленные «судьи», представления которых безнадежно устарели, могут здраво и непредвзято определить подлинные приоритеты общественного развития. Однако возникает вопрос, который волновал и А. С. Пушкина, кому Чацкий говорит все это? Ответив на этот вопрос, мы логически наталкиваемся на следующий: зачем он это делает?

Если бы Чацкий выступал перед аудиторией, которая могла бы с сочувствием и пониманием воспринять его речи, возможно, от пылких ( тирад и была бы хоть какая-то польза. Но тот круг лиц, который пытается обличить герой Грибоедова, заведомо не может положительно отнестись к подобным речам.

Реакцию московского общества на Чацкого можно сравнить с камнем, брошенным в воду: некоторое время по поверхности разбегаются круги недоумения и негодования, но очень скоро это волнение уляжется, и о Чацком забудут. Его объявляют сумасшедшим, опасным, потому что он ополчается на самые основы существования общества. Но повторимся снова: зачем он это делает?

Поведение Чацкого слишком смахивает на поведение ребенка, бездумно дразнящего гусей или злую собаку. Добрее эти существа от подобного обращения, понятно, не станут, а вот наброситься на источник раздражения захотят и непременно сделают это, если тому не будет серьезных препятствий. Таким образом, мы видим, что если сами по себе идеи, высказываемые Чацким, являются прогрессивными и разумными, поведение героя комедии разумным назвать трудно.

Но каковы же воззрения Чацкого, которые столь резко бросает в лицо представителям «века минувшего» свои обвинения? Герой комедии Грибоедова с издевкой сравнивает то, как вели себя придворные прежних времен, с нынешней «бессловесностью». Сравнение, прямо скажем, не в пользу обеих эпох.

Если раньше человек не останавливался перед откровенным шутовством, чтобы снискать милость монарха, то теперь стали больше думать о приличиях. Однако и то и другое вызывает у Чацкого едкую насмешку: Кому нужда: тем спесь, лежи они в пыли, А тем, кто выше, лесть, как кружево, плели. Прямой был век покорности и страха, Все под личиною усердия к царю.

… Хоть есть охотники поподличать везде, Да нынче смех страшит и держит стыд в узде; Недаром жалуют их скупо государи. Чацкий нигде не служит. Более того, известно, что он несколько лет назад сотрудничал с министрами, а потом перестал с ними общаться, так как он «служить бы рад, прислуживаться тошно». Однако в чиновных кругах не в моде идеи бескорыстного служения родине: большинство чиновников думают лишь о том, как получить чин повыше и награждение побольше. В глазах этих людей поведение Чацкого выглядит очень странным. Но ему нет дела до их осуждения — он хорошо знает, что представляют собой эти люди: А судьи кто? — За древностию лет

К свободной жизни их вражда непримирима… …Где, укажите нам, отечества отцы, Которых мы должны принять за образцы? Не эти ли, грабительством богаты?

Чацкий противопоставляет образу жизни московских «тузов» бескорыстный научный или творческий поиск, не связанный с мечтами о наживе, который нередко рассматривается как чудачество. Одновременно Чацкий обличает преклонение перед военным мундиром, характерное для его эпохи: Теперь пускай из нас один, Из молодых людей, найдется — враг исканий… …Они тотчас: разбой! пожар!

И прослывет у них мечтателем! опасным! — Мундир! один мундир! он в прежнем их быту Когда-то укрывал, расшитый и красивый, Их слабодушие, рассудка нищету… Особенно негодование у Чацкого вызывает слепое копирование всего иностранного,» восторженный трепет перед авторитетом Запада. Вспоминая в разговоре с Софьей о преподавателе танцев, французе Гильоме, Чацкий с иронией замечает, что этот ловкий «кавалер» вполне мог бы жениться на какой-нибудь княгине — от русского «потребуют с именьем быть и в чине», а обходительному французу это вовсе не обязательно, учитывая преклонение русских перед иностранным шиком.

В монологе о «французике из Бордо» Чацкий язвительно заявляет, что в России француз не обнаружил «ни звука русского, ни русского лица». Подобное заявление отнюдь не является преувеличением: например, А. С. Пушкин в романе «Евгений Онегин» упоминал о том, что Татьяна плохо знала русский язык, поэтому ее письмо к Онегину было написано по-французски.

Чацкий, обличающий подражание иностранцам, безусловно, прав — заимствуя что-то хорошее, не нужно превращаться в обезьяну, копирующую все до малейшей детали. Чацкого возмущают и восторженные вздохи сограждан, посвященные далекой и прекрасной Франции. В монологе о «французике из Бордо» Чацкий выступает не просто как патриот.

Можно заметить, что его взгляды близки к воззрениям славянофилов. Чацкий выступает против засилья иностранных слов в русском языке, высмеивает французский покрой одежды, не слишком удобный и приспособленный к климатическим условиям России: Я одаль воссылал желанья Смиренные, однако вслух, Чтоб истребил Господь нечистый этот дух Пустого, рабского, слепого подражанья… …Пускай меня объявят старовером, Но хуже для меня наш Север во сто крат С тех пор, как отдал все в обмен на новый лад — И нравы, и язык, и старину святую, И величавую одежду на другую По шутовскому образцу… Итак, Чацкий в своих монологах затронул практически все современные ему проблемы России? алчность и спесь высокопоставленных чиновников, низкопоклонничество нижестоящих, произвол помещиков и позорное клеймо крепостного права, пренебрежение к высоким идеалам служения родине, науке или искусству, чрезмерное восхищение военными и слепое подражание иностранцам.

Однако Чацким, высказывающим в своих монологах основной набор либеральных идей, движет не столько искреннее желание благотворных преобразований, сколько досада «на дочь и на отца и на любовника-глупца», то есть на Софью, Фамусова и Молчалина. Холодность Софьи, с которой Чацкий не виделся три года, сильно его задела. Поучения Фамусова, сделанные отеческим тоном в духе царящей в московском обществе морали, лишь усилили раздражение Чацкого. Кроме того, злость героя усиливается благодаря ревности — то к Скалозубу, то к Молчалину. А уж последнего, как типичного «бессловесного» низкопоклонника, Чацкий на дух не переносит, что явствует из его колкостей в адрес Молчалина. Узнав, кто являлся объектом чувств Софьи, Чацкий удаляется, унося свою оскорбленную гордость:

Вон из Москвы! сюда я больше не ездок.

Еврейский Мир

Случился как-то спор с евреем, Что значит Родина для нас, В чём смысл того, что душу греет, Зовёт к себе незримый глас?

Мой спорщик оказался ушлым, Вполне прожжённым подлецом, Давил напористо на уши, Кичась своим двойным лицом.

Давно покинувший Россию, Живя в краю совсем ином, Пытался он сыграть мессию, Хвалясь достатком и вином.

Хмельная речь лилась потоком, И мысль бродила ходуном, В родном отечестве жестоком Как рыба бился подо льдом.

Всё было мало негодяю, Наград, зарплат и степеней. В вину не это я вменяю, Не сделал он народ бедней.

Хотя нажиться был не против, Хватая, что не так лежит, Мошною вдосталь колобродив, Он не еврей, а просто жид.

Национальности не зная, Таких жидов вокруг полно, Страдает совесть их больная, А вместо Родины – клеймо.

Жорж Декосье на сайте «Фабула»

6 ноября 2010 года

ФРАНЦУЗИК ИЗ БОРДО НАДСАЖИВАЕТ ГРУДЬ

КАК НА ДУХУ, СКАЖУ ВАМ ЧЕСТНО И ПОВТОРЮ ДЛЯ ВСЕХ СЕЙЧАС: НАМ ВАША ПОДЛОСТЬ ВСЕМ ИЗВЕСТНА, И ХАМСТВО НЕ ОБИДИТ НАС.

ОКЛЕВЕТАТЬ ЛЕГКО ЕВРЕЯ, НАЗВАТЬ «ПРОЖЖЁНЫМ ПОДЛЕЦОМ», А ВАША ДИКАЯ РОССЕЯ УПАЛА В ГРЯЗЬ, ЛЕЖИТ НИЧКОМ.

ВЫ СЛОВО «ЖИД» ПЛЕТЁТЕ ВСУЕ И ИМ БОЛВАНИТЕ НАРОД, КАК БУДТО С ЭТОЙ «КОНСКОЙ СБРУЕЙ» УДАСТЬСЯ УСКАКАТЬ ВПЕРЁД!

ЛАПШУ ПОВЕСИЛИ НА УШИ СЕБЕ И РУССКИМ ДУРАКАМ, СМУТИЛИ ЛИШЬ НАИВНЫХ ДУШИ, А САМИ ЗАСЛУЖИЛИ СРАМ.

СРЕДИ ПРЕДАТЕЛЕЙ РОССИИ ВАМ, КРОМЕ РУССКИХ, НЕ НАЙТИ. И ВАМ, ФАЛЬШИВЫЙ ДРУГ СПЕСИВЫЙ, С ПУТИ ПРЕДАТЕЛЬСТВ НЕ СОЙТИ.

ВЫ УНИЖАЕТЕ РОССЕЮ, НЕ ВЕДАЯ ДРУГИХ ЗАБОТ, И ОСКОРБЛЯЕТЕ ЕВРЕЯ, КАК БУДТО ВЫ — И ЕСТЬ НАРОД.

Я ВАМ СКАЖУ В ОТВЕТ НЕМНОГО: «ВЫ ИЗ БОРДО, НО НЕ ФРАНЦУЗ, НА ВАС КЛЕЙМО СТОИТ ОТ БОГА, ЧТО ВЫ — ОБЫЧНЫЙ ПОДЛЫЙ ТРУС!»

8 НОЯБРЯ 2010 ГОДА

Оцените пост

Notice: Undefined variable: thumbnail in /home/forumdai/public_html/wp-content/plugins/wp-postratings/wp-postratings.php on line 1176 (голосовало: 2, средняя оценка: 1,00 из 5)

Источник: jiyuu.su

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...