Охота как промысел здесь почти не существует

Охота в Сибири и её особенности Охота в Сибири не проста из-за погодных условий. Сибирь — это большой, но малонаселенный регион. Здесь много природных...

Охота в Сибири и её особенности

Охота в Сибири не проста из-за погодных условий. Сибирь — это большой, но малонаселенный регион. Здесь много природных богатств и нетронутых человеческой цивилизацией мест. В первую очередь это сибирская тайга и дары природы. В местных лесах полно ягод, грибов, кедровых орехов.

Здесь растут в основном хвойные деревья: лиственница, ель, сосна. Здесь настоящий рай для охотников. Тайга богата пушными зверями, боровой и водоплавающей дичью, копытными зверями. Здесь добывают соболя, куницу, лисицу, бурого медведя, оленя, лося, волка, зайца, белку и многих других видов животных.

Соболиный промысел был широко известен еще в средние века. Но тут живут и редкие виды животных, например, амурский тигр. Промысел таких зверей, занесенных в Красную книгу, строго запрещен.

Особенности Сибири как региона

Территории Сибири принадлежит нашей стране. Это произошло после освоения региона русскими землепроходцами: Дежневым, Чириковым, Берингом, Ермаком и т.д. С тех пор этот край стал промысловым.

Пушной промысел | Часть 1

Это географический регион, с запада граничащий с Республикой Коми и Уральскими горами, с севера омывается студеными водами Северного Ледовитого океана, а по югу Сибири проходит наша государственная граница.

На огромной территории, которая занимает более четверти российской территории, проживает всего семнадцать миллионов людей. Здесь мало городов и много рек. Крупными городами Сибири являются Томск, Красноярск, Иркутск, Новосибирск, Омск, Тюмень.

Они входят в Сибирский федеральный округ. На берегах рек разбросаны маленькие города, таежные села и деревни. Их жители являются заядлыми охотниками и рыбаками. Здесь принято передавать охотничьи традиции от отца к сыну. Многие промысловики используют древние промысловые обычаи.

Охота-в-Сибири-и-её-особенности-1

Охотничья избушка в сибирской тайге

Например, здесь принято строить охотничьи избушки, в которых может заночевать любой охотник, рыбак или грибник, но он должен вести себя аккуратно и уважительно. По сибирской тайге текут великие русские реки Енисей, Лена, Ангара, Индигирка, Колыма, Хатанга, Обь, Надым, они богаты рыбой.

В них впадает много средних и маленьких притоков. Здесь много озер и болот. Обилие источников пресной воды благоприятно отражается на жизни таежных обитателей. Их здесь по-прежнему много, несмотря на наличие браконьеров. Сибирский климат суров.

Поэтому здесь живут сильные духом люди. Они отлично себя чувствуют в пятидесятиградусный мороз, могут даже нырнуть в студеную прорубь. Зимы здесь длинные и холодные. Зато зимой особенно увлекательна охота на зайца, медведя с берлоги, лисицу на капкан. Летом здесь тепло, бывает даже жарко.

В последние годы из-за летней засухи нередко бывают крупные лесные пожары, которые, к сожалению, приводят к пожарам в населенных пунктах, гибели лесных зверей и птиц, уменьшению тайги. Но на гари спустя годы вырастает новый лес, куда приходят зайцы, лисицы, медведи и другие таежные обитатели с окрестных лесов, чтобы молодой лес стал для них новым домом.

Осенние будни промысла / охота в Сибири

Особенности охоты в сибирской тайге

Охотнику в сибирской тайге легко заблудиться. Здесь мало населенных пунктов и поэтому люди блуждают несколько дней, пока их не обнаруживают поисковики или они сами не находят путь домой. Тайга — это лес для опытных, отважных, сильных духов людей. Зимой здесь холодно и много снега, летом много комаров и гнуса.

Поэтому на охоту берут не только ружье, капканы и охотничью собаку, но компас, термос с горячим чаем, спички, еду. На зимнюю охоту идут в теплой, но не сковывающей движения одежде, утепляют ноги и руки, на голову надевают теплую шапку. Здесь зимой не выжить в одежде из искусственного меха. Поэтому охота нужна не только для удовольствия.

Шкуры добытых пушных зверей можно сдать и из них сошьют теплую шубу или шапку. Для выживания в тайге нужно владеть теоретическими знаниями о сибирском климате и местных лесных жителях. Можно пойти на добычу зайца и напороться на стаю злых и голодных волков.

Охота-в-Сибири-и-её-особенности-2

Сибирский олень

Крупный олень или лось могут серьезно покалечить своими копытами и рогами. У неподготовленного охотника в суровых условиях сибирской тайги может возникнуть стресс. Но зато результатом охоты может быть вкусная зайчатина, медвежья шкура или трофейные лосиные рога.

Для предотвращения трагедии в тайге и удачной охоты нужно следовать нижеприведенным рекомендациям.

• Если вы не местный житель и гость региона, лучше воспользоваться услугами проводника из числа сибиряков, хорошо знающих таежный край. Если на охоту идет сибиряк, он обычно берет с собой напарника, чтобы в случае чего было кому прийти на помощь.

• Если вы решили идти в тайгу в одиночку, обязательно возьмите снимок навигатора, компас, карты, часы, зараженный мобильный телефон, воду, еду. Репелленты от комаров могут вспугнуть объект охоты, так как почти все лесные звери имеют отличное обоняние. Поэтому оденьтесь в костюм камуфляжного цвета с москитной сеткой, чтобы ни один комар не смог туда пролезть.

• На охоту в Сибири нужно идти с тщательной подготовкой. Не нужно забыть ни один предмет, которая может пригодиться в лесу. Спешка нередко приводит к беде. На сайте Росгидрометцентра следует ознакомиться с прогнозом погоды.

• В лесу не следует терять самообладание. Надо уметь ориентироваться в пространстве по мху, расположению деревьев, по солнцу, луне и звездам. Следует не паниковать и быть рассудительным. Юных азартных охотников нередко подстерегают проблемы. Они могут заблудиться, попасть в капкан, упасть в овраг и подвернуть ногу, а на помощь прийти некому.

Чаще всего в таких малолюдных местах и еще вдалеке от городов нет сотовой связи.

• В тайге не занимайтесь добычей животных, занесенных в Красную книгу России и не рвите краснокнижные растения. Берегите природу и оставьте эту красоту для будущих поколений!

• Помните об уголовном преследовании за браконьерство, поэтому перед охотой внимательно изучите правила промысла в регионе.

Охота-в-Сибири-и-её-особенности-3

Сибирская тайга зимой

Современная таежная охота

Региональные власти сибирских субъектов РФ делают все возможное для сохранения уникальной флоры и фауны Сибири. Для поддержания экосистемы и недопущению уменьшения популяции отдельных видов животных устанавливаются сроки охоты. Запрещен лов зверей и птиц в период их гнездования, выведения потомства.

На охоту нужно ходить с разрешительными документами. Для многих бедных семей охотничий промысел это не отдых на природе, а способ прокормить семью. Они добывают мясо и ценный пушной мех, который продают потом на рынок и государству.

Но есть и немало охотников-любителей, для которых главное в охоте — это возможность общения с красивой таежной природой и азарт от процесса охоты. Количество людей, занимающихся в XXI веке охотой в сибирской тайге, по сравнению с прошлым веком сократилось.

Для многих не хватает времени, другие не имеют средств на покупку снегохода, дорогого ружья и разной экипировки. Молодежь пугают суровые природные условия. Ведь снегоход или лыжи могут сломаться, и тогда придется застрять посреди морозного леса без сотовой связи в сотнях километров от ближайшего населенного пункта.

Но в то же время риск нередко оправдывает средства. Удается поймать соболя и медведя, и выручить неплохие деньги. Шкуру в советские времена можно было сдать в промхозы, но и сейчас лес прокормит, если найти покупателя. Поэтому любители охоты берут на работе длительный отпуск и идут в тайгу, чтобы там жить несколько недель наедине с природой.

Но лося и медведя разрешено добывать ограниченное количество особей, даже если встретится много зверей. Иначе последуют штрафы и обнуление лицензии. На страже лесного хозяйства стоят полицейские, лесничества и общественники.

Охота-в-Сибири-и-её-особенности-4

Сибирский кабан

Охота на кабана в Сибири

Охота на кабана в Сибири популярна. Сибиряки чаще всего ходят на него. Этот дикий вепрь живет как в самой тайге, так и на опушке леса. Это крупная и злобная по отношению к охотникам и охотничьим собакам дикая свинья. Кабаны питаются любым подножным кормом, который предоставляет им тайга.

Это крупный хищник, которого добывают на коллективной охоте.

В одиночку добыть его не только сложно, но и опасно. Он может разорвать клыками и когтями. В месте кормежки зверя всегда видны навоз, обломанные ветки и множество следов. Охотники должны соблюдать максимальную концентрацию и не делать лишних телодвижений. Для удачной охоты нередко пользуются услугами местного егеря.

Популярно скрадывание кабана по снегу. На такую охоту идут вдвоем или втроем. Обычно охотятся ночью и идут по следам вепря. Его следует бить точно в жизненно важный орган. Если пуля попадет не в цель, то непременно последует агрессия вепря. Раненного кабана сразу преследовать не стоит.

Его можно будет без проблем обнаружить по кровавым следам.

Если подранок захочет атаковать обидчика, то у человека будет несколько секунд, чтобы уйти в сторону, так как кабан — быстрый, но неуклюжий зверь. К тому же это зверь довольно наивен. Поэтому достаточно иметь вышку, залезть туда и поджидать появления дикой свиньи. Он обязательно подойдет к вышке, так как здесь место его кормежки.

Останется только подстрелить без опаски, что подранок нападет на человека. Промысловик в вышке будет в полной безопасности. Вышку делают из древесины на высоте в несколько метров выше земли. С собой следует прихватить фонарик, так как кабаны чаще приходят на кормление после захода солнца.

Охота-в-Сибири-и-её-особенности-5

Охота на медведя из берлоги в Сибири

Охота на медведя в Сибири

Медведь считается хозяином русского леса. В Сибири их много. Косолапого добывают разными способами. Самым захватывающим и азартным является охота на медведя в Сибири с берлоги. Медведь зимой спит в своем жилище.

Осенью он бродит по сибирской тайге, высматривая место для будущей берлоги.

В облюбованное место он приносит ветки, листья, чтобы зимой было удобно лежать. Параллельно он набирает жира, так как придется полгода голодать. Осенний медведь ест все подряд: ягоды, грибы, мелких зверей и птиц, траву, ветки, падаль, орехи. Ближе к зиме он ложится спать.

Сон в первые недели у него чуткий, поэтому сибиряки идут на охоту только когда лягут сугробы. Место берлоги чаще находят поздней осенью по чернотропу. Но хитрый медведь часто ложится спать так, что не оставляет после себя никаких следов. Тогда на помощь приходят охотничьи собаки. Они с помощью человека ищут берлогу.

Поиск следует проводить там, где много содранных веток и коры, которые медведь использовал как лежанку в берлоге. Жилище медведя обычно находится на краю мохового болота или под корневищами сваленного бурелома. В горных сибирских районах медведи часто располагаются в пещерах и расселинах скал.

Обнаруженный зверь может выскочить из берлоги и разорвать собаку или охотника. Поэтому на такой охоте соблюдают максимальные меры безопасности. Идут не в одиночку, а берут напарников и несколько собак. Медведь иногда выскакивает из берлоги, разбуженный и испуганный лаем собак.

Но может и не захотеть выходить оттуда и приходится вытаскивать его, ударяя длинной палкой. Только внимательность на охте исключают непоправимые ошибки и делают результат. Возможно, подранка придется догонять и добивать.

Кроме такого способа, сибирский медведь добывается облавой, на полях, из засидки и скрадом. Скрадывание зверя по следам может сделать только самый опытный охотник. Если попадается медведица с детенышами, она начинает отчаянно защищать медвежат. Она делает угрожающие выпады в сторону человеку.

В истории сибирской охоты было немало случаев, когда хозяин тайги убивал охотника. Но отстрел медведей важен. Если не регулировать численность косолапых, они будут представлять угрозу как для лесных жителей, так и для рыбаков, грибников и ягодников. Раненое животное следует всегда добивать. Иначе подранок озлобится и убьет первого встречного.

Охота-в-Сибири-и-её-особенности-6

Сибирская лиса зимой

Охота в Сибири на лисицу

Лов лисы — занятие, доступное даже новичку. Его добывают скрадыванием, капканами, с помощью собаки, на флажки. Каждый может выбрать себе способ лова по вкусу и средствам. Лиса — распространенное сибирское животное. Достаточно иметь обычное ружье и деревянные лыжи, и отправиться на ночную охоту по следам рыжей плутовки.

Зимой лиса активно мышкует. Но ее кормление проходит в темное время суток, а днем ее можно найти отдыхающей на дневке. Но сибиряки подкрадываются к ней так, чтобы ветер не выдал присутствие человека. Следует вести себя тихо, не курить и не шуметь, одежда не должна пахнуть парфюмом и алкоголем.

Если промысловик ставит капкан, то предварительно отваривает его в кипятке из таежных трав и хвои. В морозную погоду лиса чувствует усиленную потребность в еде, поэтому охотиться на мышей даже днем. Они всегда ходят по одним и тем же тропам. След лисы может взять опытная охотничья собака.

Если у охотника много напарников, то он может повесить красные флажки на трехкилометровый шнур и обложить шнуром территорию проживания лисицы. Флажкование — эффективный способ добычи лесной красавицы.

Патрикеевна боится перейти через флажки и вскоре оказывается в западне, так как ход в ее нору заранее обнаружен и закрыт ветками. Сибиряки считают, что лисиц в тайге должно быть меньше. Они стали бесстрашными и выходят к людям, разносят бешенство. Могут даже в наглую украсть улов возле рыболовной лунки.

Весной они разоряют гнезда тетерок и тем самым уменьшают количество боровой дичи. Лисицы охотятся на малых зайчат, уничтожают выводки разных таежных мелких зверей и птиц, поедают птичьи яйца, поэтому на них ставят много капканов и самоловов, а из шкуры делают воротники. Но некоторые местные охотники не любят возиться с лисами, предпочитая соболиную охоту.

Охота-в-Сибири-и-её-особенности-7

Сибирский соболь

Охота на соболя

Охота на соболя в Сибири — давний промысел. Это животное с самой ценной шкурой. Ценность меха возрастает к зиме. Этот симпатичный хищник семейства куньих живет прямо в тайге, ест мышей, птиц и белок, витаминизирует организм таежными ягодами.

За один год несколько миллионов белок становятся кормом для соболей. Но количество белок не убавляется, так как они активно размножаются, и их меньше стали отстреливать на охоте с лайкой. Соболя тут добывают разными способами.

Коме традиционной охоты с ружьем собакой применяют самоловы заводского и кустарного изготовления. По соболиным следам обнаруживают звериную нору и выкуривают оттуда дымом. Некоторые промысловики ставят вблизи норы сети и обметы.

Но если однажды соболь попался в ловушку, но смог оттуда выбраться, то набравшийся ума хищник никогда больше не попадется на такую охотничью уловку. В ловушку ставят приманку, например, мясо, и засыпают это снегом. Не должно остаться никаких человеческих запахов.

Ничто не должно указывать лесному жителю, что здесь был человек и устроил ему западню. Хороший результат дает и погоня за соболей с помощью лайки. Эта умная собака на генном уровне чувствует злобу по отношению к лесным обитателям.

Поэтому ищет объект охоты по следам и лаем докладывает об этом соболятнику, которому только остается подойти и сделать точный выстрел. Для охоты на соболя лайку с детских лет берут в тайгу, показывают следы присутствия соболя. Но главное не просто поймать зверька, а не испортить ее шкурку, которую можно впоследствии продать за хорошие деньги.

Охота-в-Сибири-и-её-особенности-8

Охотник в Сибири должен быть тепло одет и правильно экипирован

Экипировка

Для таежной охоты на любого зверя или птицу нужны следующие вещи:

• хороший, вместительный и крепкий рюкзак;
• орудия лова (ружье, самоловы, патроны, ершик для чистки дула);
• хорошо заточенный нож;
• спички;
• термос с чаем;
• еда минимум на сутки (тушенка, хлеб, бутерброды, шоколад, сухари, печенье и т. п.);
• компас и карта;
• документы (лицензия, паспорт, путевка, охотничий билет) в герметичной упаковке, предохраняющей от обсырения;
• мобильный телефон;
• часы;
• запасные носки;
• антисептические салфетки;
• аптечка (йод, зеленка, таблетки от хронических заболеваний, лейкопластырь, бинт и т. д.);
• рыболовные принадлежности (ведь в тайге много не только дичи, но и рыбы);
• тарелка для приема пищи, ложка;
• топорик.

После себя надо уносить любой мусор, так как тайгу загрязнять не следует, впрочем как и любой другой участок нашей планеты. Природа должна оставаться в первозданной чистоте. А от объедков и выброшенного пластика звери могут заболеть и умереть. Если охотник идет с ночевкой, то следует взять еще больше вещей и даже палатку или спальный мешок.

Источник: givotniymir.ru

Охота как промысел здесь почти не существует

Как загубили охотничий промысел

Как загубили охотничий промысел

О судьбе охотничьего промысла рассказывает старейший промысловик, штатный охотник ООО «Усинское» (бывший госпромхоз «Кузнецкий») Александр Попов. «Промыслом я считаю не просто охоту на пушных зверей или охоту самоловами, а ту охоту, которая является основным средством жизнеобеспечения охотника, то есть основной работой».

Что такое промысел

Охотничий промысел является неотъемлемой частью культуры и многовековых традиций народов Сибири, Дальнего Востока, Европейского Севера. С приходом в упадок охотничьего промысла эти народы стали быстро терять свою самобытность. С начала развития человеческой цивилизации охотничья продукция, особенно пушнина, всегда играла роль своеобразной валюты.

Ею расплачивались за товары ремесленников, платили дань. Именно благодаря пушнине Россия постоянно расширяла свои границы на севере и востоке, и в нашей стране всегда уделялось должное внимание охотничьему промыслу в частности и охотничьему хозяйству в целом. В начале становления СССР охотничье хозяйство, будучи отраслью, обеспечивало до 12% валютных поступлений в страну. Сибирские промысловики из коренного населения освобождались от призыва на фронт во время Великой Отечественной войны. Государство понимало, что добытая ими пушнина, которой расплачивались по ленд-лизу, имела большее значение, чем еще один солдат в строю.

2.jpg

Быстро восстанавливаемые ресурсы

Понятно, что с развитием современных технологий охотничье хозяйство уже никогда такой значимой роли играть не будет, но все же оно осваивало быстро восстановимые природные ресурсы и приносило ощутимую пользу экономике страны. При рачительном отношении, этими ресурсами можно пользоваться постоянно, в отличие от полезных ископаемых.

Ведь на месте сорванного гриба вырастет новый, вместо пойманного соболя родится другой, а вот нефть, газ, уголь, руда уже никогда не восстановятся. А наша экономика сделала упор на полезные ископаемые, бездумно добывая их в огромных количествах и забывая, что это народное достояние и принадлежит оно не только нам, но и нашим потомкам.

Различные охотпромхозы в СССР являлись градообразующими предприятиями в отдаленных глухих поселках и обеспечивали занятость населения в этих местах. Сейчас эти поселки быстрыми темпами приходят в запустение, в них только пенсионеры доживают свой век, а точнее, с трудом выживают. Для молодых там нет работы, как и не будет будущего у их детей, так как закрыты детские сады, школы, больницы. Как это ни прискорбно, но приходится признать, что охотничье хозяйство в качестве отрасли народного хозяйства перестало существовать в России уже к концу 90-х годов прошлого века.

2а.jpg

Соболь является, пожалуй, самый ценным зверьком России

Почему развалили промысел

Отдельные охотпользователи пытаются выжить, но это удается только тем, кто взял направление на трофейную охоту. Кое-кто старается еще и промыслом пушнины заниматься, но это либо подобные мне охотники старшего поколения, для которых промысел стал уже образом жизни и заработок не стоит на первом месте; либо жители отдаленных глухих поселков — от безысходности, чтобы не умереть с голоду. Обидно, конечно, что дело, которому была посвящена вся жизнь, пришло в упадок и стало никому не нужно. В развале охотничьего промысла есть и объективные и субъективные причины.

В первую очередь это падение мирового спроса на пушнину и, как следствие, падение цен на нее. В сезон охоты 2020–2021 года средняя закупочная цена на шкурку соболя равнялась примерно цене 20 литров бензина. В 80-е годы одного соболя можно было обменять на 1,5 тонны бензина, в те годы ни одному промысловику даже в страшном сне не могло присниться, что, добыв 48 соболей, он не сможет окупить затраты на заброску в тайгу (продукты, ГСМ, разрешения на добычу). А сейчас так и есть.

2б.jpg

Во все времена шкурки соболя считались своеобразной валютой, ценившейся в других странах

Вторая причина — это безграмотное законодательство в области охоты, которое совершенно не учитывает особенности промысловой охоты и действия органов, контролирующих его соблюдение. Если внимательно вчитаться в закон об охоте и в правила охоты, то становится понятно, что написаны они с точки зрения презумпции виновности, что является недопустимым в правовом государстве с позиции юриспруденции. Создается впечатление, что люди, которые их писали, представляли себе большинство охотников со стороны собственной испорченности. Если в любительской охоте можно хоть как-то выкрутиться при таком законодательстве, то полностью его соблюсти при промысле практически невозможно. Поверьте, не столь приятно постоянно чувствовать себя правонарушителем.

3.jpg

В результате запрета ногозахватывающих капканов более половины промысловиков попали в разряд браконьеров

Все началось с капканов

Первый серьезный удар по промыслу пушнины нанес безграмотный, популистский указ о запрещении ногозахватывающих капканов. Зачем России было подписывать это соглашение, ведь, кроме нее, Канады и ЕС, больше ни одна страна его не подписала. Канада подписала, потому что там традиционно используются проходные капканы-давилки; для ЕС подписать данное соглашение — это все равно что РФ подписать соглашение о запрете охоты на страусов с борзыми собаками. Нет в ЕС пушного промысла. Те, кто ратовал за этот указ, видимо, понятия не имели, что не всегда пушных зверей удается поймать на приманку, где можно использовать проходные капканы: в 25% случаев зверей приходится ловить на следах, где капканы-давилки бесполезны.

Гуманный капкан вовсе не гуманен

Какой- то умник еще умудрился капканы канадского типа назвать гуманными. Не бывает априори гуманных капканов, в капканах-давилках зверь испытывает хоть и более кратковременные, но более сильные и болезненные ощущения. Кто не верит мне на слово, пусть попробует зажать себе сильной пружиной сначала ногу в районе щиколотки, а потом в районе таза, живота, груди — и вы сразу убедитесь в моей правоте.

3а.jpg

Промысловик сразу стал нарушителем

Практически поголовно промысловики стали правонарушителями и благодаря запрещению находиться в угодьях с оружием вне сезона охоты или без разрешения на добычу на определенный вид. Это вполне разумно, если дело касается любительской (спортивной) охоты, когда сегодня приехал на охоту, а завтра уехал.

Но ведь промысел состоит не только из охоты — это еще ежегодно 1,5–2 месяца подготовительных работ: строительство и ремонт избушек, прокладка путиков, изготовление и ремонт самоловов, заготовка дров в охотничьих избах (а их у некоторых промысловиков до 7–10, и до каждой еще дойти пешком надо). Работы эти, как правило, проводятся в одиночку и за десятки, а то и сотни километров от ближайших населенных пунктов, к тому же часто без всякой связи с внешним миром.

Я как-то подсчитал, что за 41 год, будучи штатным охотником, провел на вспомогательных работах более 60 месяцев. За это время я трижды подвергался никем не спровоцированному нападению медведя, и если бы у меня не было с собой оружия, то сейчас бы не сидел и не писал эту статью. Спросите любого промысловика с большим стажем, и почти каждый скажет, что и у него были подобные случаи.

Но во времена СССР промысловики при нахождении в тайге должны были иметь при себе оружие по правилам техники безопасности. А в районах, где была вероятность появления шатунов, промысловики, добывавшие пушнину из малокалиберной винтовки, должны были носить с собой и карабин. Для таких целей оружием укомплектовывались и различные экспедиции, работавшие в отдаленных таежных районах. Тогда гибель работника во время выполнения служебных обязанностей считалась ЧП. Сейчас наша жизнь никому не интересна, кроме нас самих и наших близких.

4.jpg

За 41 год работы штатным охотником я трижды подвергался неспровоцированному нападению медведя, и если бы не ружье, то я бы не спасся

Медведь близко — чиновник далеко

Доходило порой до смешного, хотя тем, кто попал в подобную ситуацию, было далеко не до смеха. В 2017 году начал меня одолевать шатун. В пристройке к базовой избе, где хранились продукты, одежда и различный инвентарь, он прогрыз дыру и устроил себе берлогу. Медведь был некрупный и особой агрессии ко мне не проявлял.

При нашем приближении он уводил собак за несколько километров на крутой, сильно заснеженный склон, где у него было преимущество перед ними. Собаки, полаяв на него некоторое время, возвращались в избу, а ночью возвращался и медведь, ходил вокруг избы кругами, иногда чуть ли не в окна заглядывал.

Если я уходил из этой избы более чем на сутки, медведь опять взламывал пристройку и жрал продукты. Так повторялось несколько раз. У меня из оружия был с собой только «Север» с малокалиберным нарезным стволом — оружие, мягко говоря, не совсем подходящее для охоты на медведя.

Видя, что в одиночку не могу справиться с шатуном, я сходил за 25 км к старателям, у которых была спутниковая связь. Переговорил с директором своего хозяйства, обрисовал ему сложившуюся ситуацию, попросил его связаться с областным Департаментом по охране объектов животного мира (ООЖМ), чтобы там дали разрешение на отстрел этого медведя работниками нашего хозяйства или сами приняли меры. На следующий день опять позвонил директору, в департаменте сказали, что, прежде чем принимать какие-то меры, а тем более выдавать разрешение на отстрел, нужно создать комиссию и тщательно изучить сложившуюся ситуацию. В общем, комиссию они создают по сей день, а сложившаяся ситуация стоила жизни одной из моих собак.

4а.jpg

Первый помощник на промысле

Не вовремя сдал лицензию — штраф

А вот когда, годом ранее, я не вовремя сдал неиспользованную лицензию на медведя, тут они уж герои — протокол за нарушение правил охоты вмиг состряпали. По их мнению, я должен был бросить промысел и идти почти по пояс в снегу (даже на широких лыжах) 50 с лишним км до ближайшего населенного пункта, чтобы отправить им по почте никому не нужную бумажку. Заставить бы их самих, после каждой поездки на трамвае, лично сдавать использованный билет в транспортное управление. Причем в департаменте настолько были уверены в собственной правоте и непогрешимости, что, когда я добился отмены штрафа через суд, они подали дело на апелляцию в суд следующей инстанции. Слава богу, в обоих судах судьи вменяемые были и дали им от ворот поворот.

5.jpg

Подготовка капканов и самоловов – лишь малая толика подготовки к самому промыслу

Промысел тогда и сейчас

Промысловики моего поколения с ностальгией вспоминают времена Главохоты и госпромхозов. И главное не в том, что нас тогда снабжали оружием, боеприпасами, спецодеждой, транспортом для заброски в угодья, выплачивали отпускные, премиальные. Главное, что в той системе работали квалифицированные специалисты, которые применяли вполне разумные и обоснованные нормы и требования к ведению охотничьего хозяйства. А что сейчас? Вдумайтесь в названия органов, ответственных за охоту тогда и сейчас.

Тогда — Главное Управление охотничьего хозяйства и заповедников при Совете Министров РСФСР. (Главохота).

Сейчас — Департамент государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства.

Мне не хочется верить, будто то, что сотворили с охотничьим хозяйством страны, это государственная политика! Постоянно создается впечатление, что это целенаправленное, хорошо спланированное вредительство. И тут виновата основная российская беда — «дураки и дороги».

Однажды чиновник, бывший главой Департамента охоты при Минприроды РФ, отвечая на критику в адрес своего ведомства, заметил: «А ты думаешь, мне легко? На весь департамент только у меня есть профильное образование. И, поверь мне, штат департамента не я комплектовал». Вот не понять мне, почему до 80% выпускников охотоведческих факультетов не могут найти работу по профессии, а для того, чтобы укомплектовать штат департамента, профильных специалистов не нашлось.

5а.jpg

Тогда — в европейской части страны действовала Областная охотинспекция, в Сибири работали Управления охотничье-промыслового хозяйства при облисполкомах (крайисполкомах). Исходя уже из названия, видно, что приоритет отдавался промысловому хозяйству, так как именно оно было основой отрасли «Охотничье хозяйство».

И в таких управлениях работали специалисты, следившие за рентабельностью промысла, и вся их деятельность была направлена на благо охотничьего хозяйства. Умели они ценить и труд рядовых работников отрасли, поскольку знали о нем не понаслышке. Помнится, главный охотовед предприятия «Кемеровопромохота» вставал со своего кресла, когда к нему в кабинет входили штатный охотник или охотники, и усаживался на свое место только тогда, когда рассаживал вошедших. Своим поведением он отдавал дань уважения тяжелому труду промысловиков и их охотничьему опыту.

Сейчас — это региональные Департаменты ООЖМ. Как видим, охотничье хозяйство даже в названиях не упоминается. Упор делается на охрану животного мира, но из-за низкой квалификации, а то и отсутствия оной, работники в этих департаментах плохо себе представляют, как выглядят объекты животного мира, где обитают, чем питаются. И не могут чиновники взять в толк — кого, от кого и каким образом они должны охранять. Вот и занимаются бумажной волокитой, мешая работать охотпользователям, навязывая им безграмотные, бесполезные, а часто и вредные нормы и требования.

6.jpg

Без лыж зимой в тайге нечего делать

Многим может показаться, что я перегибаю палку в своей критике. Да ничуть, господа! В РФ два типа охотугодий.

Закрепленные охотничьи угодья — это те, что закреплены за охотпользователями, силами которых и ведется охотничье хозяйство. Во многих таких угодьях довольно высокая численность дичи, а некоторым хозяйствам даже удалось достичь оптимальной величины основных видов дичи.

Общедоступные охотничьи угодья — в них хозяйство должно вестись силами Департаментов ООЖМ, с соблюдением тех же норм биотехнии, которые они навязывают охотпользователям в закрепленных угодьях. Если это не удаленные, труднодоступные территории, а легкодоступные, то там, как правило, в отношении дичи «пустыня». Вот и подумайте, как могут люди (организации), которые довели собственный «огород» до состояния «пустыря», диктовать свои условия и предъявлять требования тем, у кого с «огородом» все в порядке?

7.jpg

Промысел уходит в небытие

Думаю, что в ближайшие годы охотничий промысел в нашей стране, в полном его понимании, уйдет в небытие. Конечно, многие охотники будут и далее охотиться на пушнину, ведь это очень увлекательная охота, особенно с лайками. Но это уже будет не классический промысел.

Очень жаль, что дело, которому были посвящены большая часть жизни и несколько лет научных изысканий, стало никому не нужно. И вопрос тут больше не в ностальгии по ушедшим временам — за державу обидно! Россия является монополистом по добыче соболя, который продолжает пользоваться спросом на мировом рынке.

Если кто-то является монополистом в какой-либо области деятельности, то это райские условия для ведения бизнеса в данном направлении. Но, несмотря на райские условия, охотничий промысел в РФ умудрились угробить. А ведь просто было достаточно не мешать ему существовать и развиваться в новых экономических условиях.

Источник: www.oxota.life

Промысел и охота – в чем разница?

Охота — одно из древнейших занятий человека, которое было средством существования человечества на начальном этапе его развития. За свою тысячелетнюю историю человек далеко ушёл от исходного рубежа. Вместе с изменением человека менялось и его отношение к охоте. Сегодня охота – это спорт, отдых и хобби.

Но одновременно с этим в некоторых регионах России ещё существует охота, по своей сути сохранившая первоначальное предназначение и для определенной группы людей до сих пор являющаяся средством существования. Такая охота называется промысловой. Поэтому в России существует два направления охотхозяйственной деятельности — это спортивная охота и промысел.
Спортивная охота, прежде всего, подразумевает получение эмоционального и эстетического удовлетворения, а уже потом материальной выгоды. На промысле же человек мало или совсем не думает о положительных эмоциях, здесь основа – это получение определенного количества определенной продукции (соболь, белка, мясо диких животных и т. д.).
В силу этого различия, для ведения охоты и промысла вырабатывались и различные средства её производства, и способы добычи дичи. Охотничьи собаки, являющиеся одним из таких средств, не могли оставаться едиными и неизменными для охоты спортивной и промысловой, поскольку каждое из этих направлений имеет свои особенности.
Законодательство РФ предусматривает возможность добычи большого видового разнообразия охотничьих зверей и птиц в осенне-зимний период. Охотники, занимающиеся спортивной охотой, могут охотиться на копытных, медведя, пушнину, боровую и водоплавающую дичь. Поэтому желательно, чтобы собака для такой охоты была универсальной. Именно по этой причине, я считаю, у нас так популярны лайки, которые являются одними из самых универсальных пород охотничьих собак.

Охотнику, особенно проживающему в городе, нет возможности держать несколько собак. Он держит одну и стремится добывать с ней всех зверей и птиц, на которых открыта охота. Вполне закономерно, что при работе с породами лаек в кинологических центрах было взято направление на закрепление и стимулирование универсальности (добавочные баллы за универсальность при бонитировке).
Это стремление за последнее время приобрело несколько уродливую форму. Лаек испытывают по слишком многим видам охотничьих животных («от колибри до слона»), причем если ранее дипломы по подсадным видам при бонитировке засчитывались только как дополнительные, то теперь идут как основные.
На промысловой охоте с собакой несколько другая ситуация. Охотник заключает договор, по которому обязуется добыть и сдать определенное количество определенной охотхозяйственной продукции.

При этом универсальность собаки только помеха, т.к. охота с лайкой ограничена во времени из-за роста снежного покрова и необходимо в короткий срок выполнить договорные обязательства. Как правило, промысловик держит несколько собак (в среднем три). В начале сезона по чернотропу добывают белку, после выпадения достаточного количества снега добывают соболя.

Работа по белке и по соболю очень разная, белку собака ищет, а соболя – гонит. Поэтому бельчатница не может быть хорошей соболятницей и наоборот. Охотник в первую осень определяет склонность своих собак, а затем начинает проводить натаску по тому виду, по которому стремится работать собака.
Конечно, соболятница или зверовая собака способна сработать белку, но т.к. это не основная её страсть, то белковать с такой собакой — только попусту «ноги бить». Также и бельчатница если наткнется на соболя, то облает его, но это единичные случаи и они не помогут охотнику выполнить договор.

Вообще для лаек Восточной Сибири «свойственна особенность с возрастом проявлять большую склонность к работе по «красному зверю» в первую очередь по соболю» (Войлочников А.Т, Войлочникова С.Д., 1992г.). Чисто беличьи собаки – большая редкость. В основном по белке работают молодые собаки по первой и второй осени.

Белка — массовый вид и если соболя немного, то собаки азартно её ищут, пока не проявят склонность к другим охотам. Первоосёнок очень подвижен. Он без устали рыщет по угодьям (тогда как опытные лайки берегут силы для работы по соболю или зверю), азартно и вязко работает по белке. Часто в конце первой осени или начале второй, начинает определяться специализация промысловых собак. После этого они начинают, всё больше и больше стремятся работать по определенному виду и к 5-6 годам собака совсем не обращает внимания на белку, а только гоняет соболя.
Охотник – промысловик, специализирующийся на добыче пушнины не пройдет мимо белки, если только собака не «скололась» на неё с соболиного следа (в этом случае собаку очень сурово накажут, а белку стрелять не будут). При заготовке мяса диких копытных животных с собакой картина совсем иная: охотник, даже когда собаки находятся в свободном поиске и не работают зверя, не будет стрелять белку, отзовет собак или накажет, т.к. зверь может находиться недалеко и возбудится раньше времени. Мне известны зверовики, которые и дробовые патроны стараются с собой не брать на такую охоту.
Особенность выделять и потом при промысле закреплять специализацию собак, в конечном итоге приводит к тому, что охотники стараются закрепить эти качества путем селекции. Так рождаются линии и семейства «соболятников», «бельчатников», зверовых собак и т.д.

Кроме универсальности и узкой специализации собаки для охоты и для промысла различаются ещё и по некоторым конкретным элементам работы, и эта разница также происходит из-за отличий между промыслом и охотой. Во-первых, это поиск. На охоте охотник, кроме удовольствия от выстрела, очень много положительных эмоций получает от работы собаки.

Охотники выработали определенные требования, которые внесены в Правила испытаний и о которых часто пишут в специальных изданиях. В результате сложилось мнение, что правильный поиск лайки — это галоп, переходящий на рысь, при котором собака движется на кругах с обеих сторон по направлению движения охотника. И это справедливо, но применительно только к спортивной охоте. Поскольку она длится, как правило, недолго (часто это два выходных дня), и при указанном выше характере работы собака способна максимально обследовать охотничьи угодья в поисках различной дичи. Охотник получает огромное удовольствие, когда видит такую работу своей собаки.
Увы, спешу огорчить любителей лаек — промысловые собаки так, как правило, не работают. Промысел длится от 2-х недель до месяца и больше. Собака должна работать в полную силу и в снег и в мороз, т.к. время ограничено. Поэтому она выбирает оптимальный способ движения по угодьям, часто рысью или рысцой.

Поиск при этом бывает часто прямолинейным, что особенно характерно для соболиных и зверовых собак, т.к. они ищут след. А вот уже на следу они работают на «износ».
Только молодая собака, как уже отмечалось выше, не имея опыта и являясь очень любознательной, активно «летает» по лесу, да и то лишь в первую половину промысла (до выпадения глубокого снега). Часто охотники сами стремятся ограничить поиск, и тем самым сберечь силы своих собак. Для этого они водят их на сворке за оленем или за конем до следа. Но опять отмечу, что это имеет смысл только на соболиной и зверовой охоте. Причина все та же: для охотника-промысловика не важны красота и правильность работы собаки с точки зрения общепринятых канонов, главное – добычливость, желательно с наименьшими временными и физическими затратами.

Второй элемент работы – это вязкость. Промысловые собаки имеют мощный охотничий инстинкт. Они способны работать по зверю или соболю в отсутствие хозяина в течение нескольких часов. Такая вязкость на промысле с собакой — одно из главных условий его успешности.

Для спортивной охоты же, такая работа не обязательна, более того, если в густонаселенном районе, собака будет преследовать зверя несколько часов, то она за это время не только пересечет границы охотничьего хозяйства, но и может подвергнуться множеству опасностей (попасть под машину, быть украдена, убита и т.д.) Полагаю, что такие лайки отсеиваются естественным путем. Они не нужны на охоте, поскольку нет смысла гнать зверя за десятки километров, если можно переключиться на другой вид дичи. Многие охотники, занимающиеся любительской охотой с собакой, подтверждали мои предположения.
Ещё одна особенность, характерная для промысловых собак – это устойчивая работа в морозную погоду. В мороз собаке работать труднее: быстро вымерзает запах животного, зверь далеко слышит собаку и либо затаивается, либо рано взбуживается. Морозная погода в промысловых районах Восточной Сибири дело обычное.

Уже в начале ноября бывают морозные дни с температурой до – 30-35 градусов Цельсия. Утренняя температура -20 -25 считается нормой, поэтому от способности собаки стабильно работать при такой температуре зависит и результативность работы охотника – промысловика. Те лайки, которые хорошо работают при теплой погоде, но резко снижают эффективность в мороз, ценятся мало, либо вовсе уничтожаются. Способность собаки к работе при низкой температуре для промысла обязательна и является одним из главных критериев оценки рабочих качеств. Эта способность выявлялась и закреплялась путем селекции многие века.
Опять же для спортивной охоты она не очень важна, т.к. охотник в мороз может отложить поездку в лес, кроме того, низкие температуры не свойственны климату многих регионов нашей страны, особенно там, где расположены основные центры заводского разведения лаек. Даже испытания лаек по белке, кунице и другим видам не проводятся при температуре ниже — 20?С.

Поэтому собаки, не способные хорошо работать в мороз, официальной кинологией не выбраковываются. В племенной работе используются все: умеющие работать в морозную погоду и не умеющие этого делать. Часто на промысле такие собаки малопригодны. Здесь я имею свой печальный опыт.

Приехав на работу в Иркутскую область, я привез с собой западносибирскую лайку из Свердловска. Эта собака красиво и добычливо работала первую половину промысла (до 1 ноября), но с началом морозного периода она очень часто ошибалась, делала пустые полайки, плохо следила. Добычливость резко упала. Только в обеденные часы, когда температура воздуха повышалась, удавалось добыть две-три белки.
Отличия промысловых собак от заводских не ограничиваются только особенностями их работы. Промысел — это напряженный труд в тяжелых условиях. Собака для промысловой охоты должна быть выносливой и неприхотливой. Эти качества также закреплялись в результате «народной» селекции, т.к. слабые и больные животные выбраковывались и уничтожались. Лайка для промысла должна иметь плотную псовину, очень жесткую и крепкую шерсть на конечностях, т.к. «чир» (льдистая корка на снегу) осенью весьма обычное дело и, не имея хорошей защиты, собака «обезножит» в первые же дни.
Промысловые собаки очень выносливы и имеют крепкую нервную систему, поскольку работать им приходится с полной отдачей не два-три дня, а от 15 дней до месяца и больше. У одного зимовья бывает сразу несколько собак. Это — стая и собака должна отвоевать себе место в ней. Животному со слабой психикой это не под силу. К сожалению, при содержании в городе, многие из выше перечисленных качеств, либо теряются, либо ослабевают.
Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что чистокровные лайки из кинологических центров никогда не заменят промысловых собак. Об этом очень часто говорят и пишут охотники-промысловики, и нередко в контексте никчемности заводских лаек. Я не согласен с таким подходом. Собаки заводского разведения вовсе не являются плохими, они просто предназначены для спортивной охоты и у них закреплялись и совершенствовались те качества, которые для неё необходимы.
Вполне возможно, что промысловые собаки будут малопригодны для любительской охоты, особенно если их вывезли уже взрослыми.

В то же время мне хотелось бы не только показать, что различие собак происходит от различия между промыслом и охотой, но и обратить внимание на уникальность промысловых собак, необходимость сохранения лаек промысловых районов. Официальная кинология должна, наконец, обратить на них внимание и признать, что кроме кинологических центров с поголовьем заводских лаек существуют регионы с совершенно уникальным поголовьем промысловых собак, которое нуждается в срочной помощи. Ведь состояние промыслового собаководства у нас в стране далеко не благополучное. Можно смело сказать, что оно деградирует. Причина этого не только во ввозе в исконно промысловые районы собак других пород, беспривязного содержания, ухудшения кормления в связи с тяжелой экономической ситуацией в сибирских деревнях, но и в стремлении охотников-промысловиков разводить собак, работающих по тем видам охотничьих животных, добыча которых приносит максимальную выгоду в настоящий момент (Богатов, Богатова, 2004).
Так в Жигаловском районе Иркутской области в начале 60-х годов XX века практически уничтожили беличьих собак. В это время большинство охотников работало в колхозах, на промысел отпускали людей на 15-20 дней и деньги от сдачи пушнины были единственными денежными поступлениями в бюджет семьи в то время. Соболя было много, и охотники добывали в среднем по 40 соболей в сезон. Добыча белки приносила меньше дохода, чем добыча соболя, и беличьих собак просто уничтожали.

В 80-е годы прошлого столетия по этой же причине пострадало поголовье зверовых собак Жигаловского района (Богатов, Богатова, 2004). На рубеже тысячелетия (1999-2001 год) резко возросли цены на белку, и охотники стали лихорадочно разводить белковых собак.

Например, в отдаленный поселок Магдан Качугского района Иркутской области, собаки которого славились типичным экстерьером и высокими зверовыми качествами (работали по лосю, рыси), охотники стали завозить лаек-бельчатниц, резко отличающихся по экстерьеру от местных собак. Часть из них, конечно, использовалась в разведении. Сегодня цены на белку снова упали, острая необходимость в беличьих собаках отпала, а местное поголовье «засорено» нетипичными собаками. Перечень примеров можно продолжать и далее. Все это позволяет говорить о том, что промысловые собаки находятся в большой опасности.
Для решения проблем промыслового собаководства уже не достаточно просто ведения племенной работы в том или ином регионе Российской Федерации. Необходима разработка единой программы, Национального проекта «Лайки России» с обязательной государственной поддержкой и финансированием, а также признание лайки Национальным достоянием России (Михайлов, 2004).
На начальном этапе необходимо проведение кинологических экспедиций в районы Сибири и Дальнего Востока с целью:
Оценить качество и количество племенного поголовья местных собак, и возможность работы с ним.
Описать и систематизировать породные признаки аборигенных отродий, чтобы в дальнейшем можно было использовать эту информацию для создания стандартов аборигенных пород.
Определить территории, где местные собаки более всего подходят под стандарты существующих пород лаек; полностью отсутствуют или столь малочисленны, что работать с ними не возможно в «чистоте». Чтобы на этих территориях начать работу с местными собаками, используя лаек заводского разведения наиболее подходящих по типу к аборигенным собакам.
Для этой работы желательно привлечь наряду с квалифицированными кинологами специалистов охотничьего хозяйства и охотников из регионов, хорошо знающих местных охотничьих собак и имеющих опыт работы с ними.
В дальнейшем необходимо привлечь для решения проблем промыслового собаководства весь опыт, накопленный российской кинологией за последние 70 лет в деле становления и улучшения заводских пород лаек.
Откладывать решение проблем собак промысловых районов в долгий ящик сегодня недопустимо. Дальнейшее промедление «смерти подобно». В случае потери поголовья аборигенных лаек мы потеряем не только культурное наследие многих поколений коренных народов Сибири, но и уникальное средство производства, которое в последующем нечем будет заменить. Никто не дал нам права погубить своим бездействием беззаветного помощника охотника – промысловую собаку.

Сергей Богатов, биолог-охотовед,
эксперт-кинолог I категории.

Пожертвовать денег на развитие

Источник: laikiural.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...