Как охотиться без ружья

Как охотиться без ружья Почти на всех водоёмах, всей территории бывших стран СНГ, обитают дикие утки, это характерно и для тех водоёмов, где находится...

Как охотиться без ружья

Почти на всех водоёмах, всей территории бывших стран СНГ, обитают дикие утки, это характерно и для тех водоёмов, где находится множество людей и местных жителей, утки всё равно гнездятся и размножаются, можно не раз увидеть диких уток в процессе рыбалки или во время поездок на речной отдых и купание.

Что касается отшельников, которые проживают в глухих местах, но в близости от водоёмов, то они вынуждены ежедневно наблюдать за большим количеством этого «плавающего бесплатного мяса». Как же поймать, эту птицу, если под рукой нет ружья? Конечно, можно вооружиться идеей и попробовать сделать рогаткой или запустить в них камнем, но скорее всего птицы просто испугаются и разлетятся, а неопытный и спешный охотник так и останется без добычи, злой и голодный.

Давайте рассмотрим проверенный и реально работающий, на практике, способ ловли уток при помощи импровизированных жерлиц, смысл заключается в следующем. Берём что-нибудь, что не сможет утонуть и будет достаточно тяжелым, а также, не сможет вызывать подозрение у уток, например, некрупное брёвнышко с веточками. Затем, к этому бревну прикрепляем леску с крючками номер 5 или 6, необходимо, чтобы сама леска была как можно тоньше, но вместе с тем достаточно крепкой для того, чтобы выдержать массу утки, в то время как она будет отчаянно сопротивляться, в процессе её снятия.

Выживание в лесу / Как добыть дичь без ружья / Охота на рябчика на петли

ОХОТА НА УТОК

Перелётные утки – те, что уже собрались улетать в тепло. Поздней осенью (примерно к ноябрю) они сбиваются в стаи и улетают. Их целью в это время является хорошо подкрепиться, набрать сил перед перелётом. Но кормятся они всё же порознь: делятся на стайки, и разлетаются в поисках пищи. Потом эти стайки объединяются в одну большую стаю и улетают.

На перелётных уток вполне можно охотиться днём: теоретически стаи уток могут пролететь над охотником в любое время.
Способов охоты на утку много. Но все эти способы сводятся к тому, что вы должны тем или иным образом заставить уток пройти, пролететь или проплыть на расстоянии выстрела. Для этого существует несколько разных способов.

В осенний период утка особенно хороша

Поводки можно привязать или прикрепить за бревно, или за ветки, длинна привязанных поводков может быть различной, в среднем равняться трем метрам. Далее, заходим в речку или водоём, можно заплыть с помощью лодки и устанавливаем наше бревнышко на воду в то место, где собираются утки, нанизываем на крючки насадку, насадкой может быть живая мелкая рыба, хлеб или небольшие лягушки. Насадки привязываем так, чтобы они были в воде, но при этом никуда не уплывали, и утка их легко могла заметить. Для этих целей на ветке, или используемом бревне, делаем засечки, затем зажимаем леску на расстоянии около 20-30 см., от крючков с насадкой, таким образом, чтобы сама наживка не могла выдернуть себя из сделанного зажима, а утка в момент поедания могла бы это сделать без усилий.

Удачная «охота» в межсезонье без ружья. (Охотничий дневник #8)


Если рыба для наживки мертвая, то зажим делать необязательно, необходимо просто ее насадить и кинуть в воду, наживка будет находиться на поверхности воды, утка сможет найти её и съесть, но нужно помнить, что живая насадка сама может привлечь утку, так как создаёт дополнительное движение на воде. Если же использовать хлеб, то нужно развешивать его над водой, на ветки бревнышка, которые видны из воды, так чтобы утки могли его легко снять и заглотить, вместе с водой. Для повышения эффективности, такой ловли, можно сделать более десятка таких устройств, расположить в разных местах и привязать больше насадок, тогда наловить можно целую стайку. Ну, а что делать с мясом, думаю, разберётесь без труда – можно приготовить тушенку, можно его засолить, либо выменять излишек на что-нибудь или продать.

Источник: www.raskaty.ru

Охота без ружья

Фотоохотник

С весенней охоты я возвращался под вечер. В одной руке держал ружье, в другой — рюкзак с трофеями — тремя утками. У входа в дом встретил соседа Федора Кирилловича Трапезникова. Будучи в хорошем настроении, какое обычно после удачной охоты, я решил свои трофеи показать соседу. Не без гордости вытащил из рюкзака чирка.

Федор Кириллович взглянул, потрогал крылья, погладил спинку утки, спокойно произнес:

— А теперь посмотрим мои трофеи.

Он открыл папку, и я увидел цветные фотографии, на которых запечатлены зеркальное озеро, молодые березки, взлетающие с воды утки. На одном из снимков — ослепительной белизны лебедь с тонкой длинной шеей, широким размахом крыльев, крупными круглыми глазами. Затвор фотоаппарата сработал в момент посадки птицы на воду.

Зачем ездить на охоту

С Федором Кирилловичем я познакомился лет пять назад, когда переехал на новую квартиру. Была осень — то время, когда на деревьях багровели листья, высоко в небе косяками с тревожным криком пролетали гуси. Бывало, засиживались во дворе на лавочке под раскидистым тополем, говорили о том, о сем. Федор Кириллович в широких старомодных брюках серого цвета, в кепке с большим козырьком, клетчатой рубашке чаще молчал и слушал мои рассказы об охоте, рыбалке.

Однажды, когда солнце клонилось к закату, я сидел на скамье у тополя и из плотной кошмы вырезал пыжи для патронов. Ко мне подошел Федор Кириллович.

— Заряжаем патроны? — тихим голосом спросил он.

— Завтра на рассвете едем! — радостно сообщаю ему.

— На дальние озера, поблизости теперь делать нечего, — отвечаю.

— И охота вам рано вставать, мерзнуть поутру, тащиться неизвестно куда? — с сочувствием сказал Федор Кириллович.

— Ну, как же. свежий воздух, просторы. для горожанина прямо-таки эликсир, — начал я убеждать соседа. — Да и душа требует. И потом представьте себе уточку, зажаренную, запах какой! Что может быть вкуснее?

Альтернативное предложение

Вижу, что последний довод для Трапезникова более убедителен. Он оживился, встал со скамьи и произнес:

— Это верно, что вкусно, то вкусно. Да еще бы с этим, как его, хренца бы добавить, э-э-э-х, — причмокнул губами сосед.

Федор Кириллович постоял молча, похрустел пальцами, а потом вдруг проговорил:

— Знаете что. Давайте завтра посидим у меня. Зарублю петуха, натру хрена, и не надо вам ехать на эти проклятущие озера, нечего соскакивать спозаранку, мясо ничуть не хуже, а даже лучше.

Я взглянул на Трапезникова и понял, что сказал он вполне серьезно. Думаю, решил пожалеть меня.

— Простите, Федор Кириллович, — говорю ему, — но главное для меня на охоте не добыча, а чистый воздух, красота утренней зари, голоса птиц.

После того разговора изредка мы встречались, сиживали на лавочке, но интерес у меня к нему пропал. Он больше говорил о том, как привезти перегной на дачу, где можно купить цемент, шифер. Говорил обстоятельно, с тем особенным наслаждением, когда человек поистине увлечен.

С наступлением зимы, весной мы и вовсе мало виделись, при встрече кивали друг другу. Но вот настало тепло. Наш раскидистый тополь во дворе оделся в темно-зеленые листья.

Семья скворцов

Однажды, когда ярко светило солнце и деревья стояли, не шелохнувшись, я подошел к нашей лавочке и сел рядом с Федором Кирилловичем. На приветствие он кивнул головой, а сам продолжал смотреть на тополь, откуда доносился щебет птиц.

Вы только поглядите, что делают, какие умницы. Надо же! — восхищенно говорил сосед.

Я взглянул туда, куда указывал Федор Кириллович, и увидел двух скворцов. Лоснящиеся на солнце, они скакали с ветки на ветку, щелкали, посвистывали, но от своего домика не улетали. Приблизившись к входу в скворечнику, птицы стали еще активнее издавать звуки, пока оттуда не показывался оперившийся птенец.

— Хочет выманить, летать надо, понимаете, пришла пора, — серьезно сообщил мне Федор Кириллович.

Для меня был неожиданным его интерес к жизни птиц. Он всегда был равнодушен, когда заходил разговор на такие темы А тут вдруг…

Пока я размышлял над этим, скворцы улетели.

— Понимаете, какая штука, хотя нет, чтобы понять, надо понаблюдать дня два-три, — снова заговорил сосед.

Первый полет

Тем временем скворцы вернулись. Один из них держал в клюве длинного дождевого червя. Он подлетел к входу в скворечник и показал добычу птенцу. Тот пискнул, вылез наружу. Скворец стремглав отлетел и сел на ближнюю веточку.

— Вона, как, видали, вона. — не сводя глаз со скворца, сказал Федор Кириллович.

Я понял, что мы видим один из редких и интересных моментов в жизни птиц. Родители решили, что их детям пора пробовать крылья, но из-за страха они не делают это.

Птенец с крылечка скворечника вдруг прыгнул на веточку и потянулся клювом к дождевому червю. Скворец резко отступил назад, вспорхнул. Птенец решил не упускать корм и… сорвался с ветки.

Сначала падал он камешком, но потом вдруг взмахнул крылышками и, отлетев метра на три-четыре от дерева, приземлился. При этом кувыркнулся, однако был невредим. Что тут началось! Скворцы подняли крик, закружили, то садились рядом с ним, то снова взлетали.

— Расскажи кому, не поверят, ей-богу, не поверят, — с волнением произнес Федор Кириллович. — Обхитрил мальца, скажете вы, а! Перехитрил, червяком выманил его. А так бы сидел скворчик в своей «хатенке» неизвестно сколько. Заснять бы все это на пленку да в журнал или в газету. Подробно, все как есть, интересно было бы…

Успех фотоохотника

Я побежал домой, чтобы взять фотоаппарат. Вскоре мы с Федором Кирилловичем, крадучись, щелкали его затвором. Сначала снимал я, потом сосед. На второй день с радостью рассматривали снимки. И скворец, и птенцы видны отлично.

Настоящий очерк фотоохотника.

Вскоре я забыл об этом случае. А Федор Кириллович продолжал наблюдать за скворцами. Об увиденном нередко рассказывал знакомым.

Но самое невероятное то, что он купил фотоаппарат и начал снимать не только скворцов, но и других птиц, выезжал на озера, где много уток, гусей. Его снимки публиковали на страницах областной и районной газет.

…Трапезников быстро уходил со двора. Я завязывал рюкзак и чувствовал, как у меня загораются уши, щеки.

Автор — Анатолий Лысенко, Кокчетав — Новосибирск.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник: handf.mirtesen.ru

Как охотиться без ружья

Доброго дня всем, кто предпочитает проводить свой досуг в лесах, полях, горах и т.д. Сегодня я хотел бы рассказать вам об охоте без оружия. Я думаю, что это полезный опыт может пригодиться в жизни «до» и «после» БП.
Методов отлова животных с помощью различного рода ловушек очень много. И наши отцы и деды, и их предки довольно успешно ими пользовались. Ведь оружие массово распространилось не так уж давно. Сегодня я хотел бы описать охоту на зайца петлями.
Для начала немного справочных данных. В центральной России наиболее широко распространены два вида зайца беляк и русак. Эти зайцы довольно резко различаются между собой и по месту обитания, и по образу жизни.
Беляк — лесной житель, он водится в самых разнообразных лесах, перелесках зарастающих летом густой и высокой травой, болотах с осокой, ельниках и, главное, молодых осинниках, корой которых он особенно охотно питается осенью и зимой.
Русак живет в открытых местах — поле, степи, заливные луга и, совершенно избегая глухого
леса, заходит лишь в полевые перелески и фруктовые сады, принося им иногда значительный вред. Обгладывает кору яблонь и других плодовых деревьев.
Беляк к зиме целиком оправдывает свое название — Становится совсем под цвет снега, только кончики ушей остаются черными. Различно и питание этих зайцев. Беляк питается летом травой, осокой, древесными листьями, веточками черники и иногда, зимой он довольствуется древесной корой. Русак летом ест полевые травы и хлебные злаки, зимой — озимые всходы (откапывая их в снегу), остатки овощей на огородах, сено.
Форма лап беляка и русака тоже отличается одна от другой. Лапа беляка более широка в пальцах, и след ее на снегу напоминает маленькую чашу; при широкой лапе беляк меньше вязнет и легче движется по самому глубокому и рыхлому снегу. Лапа русака более вытянутая и узкая.
Теперь непосредственно к охоте. Я думаю эта охота понравится тем у кого немного свободного времени. Охота петлями примечательна тем, что зачастую не надо даже выбираться далеко в лес, достаточно выехать на окраину населенного пункта в дачное или садоводческое товарищество, где русаки активно кормятся зимой.

Так уж сложилось, что расширяющиеся города отобрали у животных их места обитания, но зайцы приспособились и к этому. Им проще добывать корм рядом с человеком. Но описанные ниже принципы охоты так же верны и для леса. А на дачах меньше вероятность случайно поймать в петлю охотничью собаку.
Итак, мы начинаем с обхода садов и дачных участков, в поисках следов, погрызов яблоневой коры, помета, это называется место жировки зайца.

Жируют зайцы по ночам, а ближе к утру уходят на днёвку. Зайцы, как правило, ходят одними и теми же тропами. Наша задача найти место, где несколько троп соединяются в одну, обычно это коридорчик в зарослях травы, в очень глубоком снегу или просто дырка в заборе.

Конечно, желательно выбрать место подальше от нахоженных людских троп, мы же не хотим лишиться добычи или поймать вместо зайца какого-нибудь йоркширского терьера.
После того, как мы определились с местом установки петли, нужно заделать остальные ближайшие ходы веточками, что бы направить зайца в наш проход. Петли делаются из тонкой проволоки или жилки из стального тросика, чем тоньше — тем лучше. Проволока для петель должна быть устойчивой на излом и изгибание. Я использую жилку из кабеля полевой телефонной связи.

Можно гитарную струну или на худой конец проволоку из гофрированной трубки из магазина электро-товаров. Петля должна быть такого размера, чтоб в нее проходил ваш кулак, и устанавливается на ширину ладони от земли. Свободный конец прикручиваем к какой-нибудь пружинящей ветке, так меньше шансов, что проволока переломится от дёрганий животного. Чем больше вы поставите петель тем выше шансы на успех.

Охота петлями в настоящий момент очень эффективна и доступна, так как оружия на руках у людей много, а единственная доступная дичь зачастую, — это заяц и утка. Вот и бегут зайцы из лесов и полей поближе к человеческому жилью, где не стреляют. Этого зайчика я отловил на выходных специально для того что бы показать как этот метод прост и эффективен, ну и конечно же мы съедим его в торжественной обстановке у костра с мужиками на 23 февраля.

Теперь о мерах предосторожности, не ставьте петли в тех местах где в неё могут попасть домашние животные. Любой охотник за свою лайку или гончего попавшего в петлю будет готов убить. Не ставьте петли после окончания сроков зимней охоты, зайчихи будут уже на сносях. Ходите проверять ваши петли каждый день, а если охота закончена, снимите все петли, не забыв ни одной.

И последнее, не все присутствующие здесь люди являются охотниками, поэтому прежде чем поставить петлю, спросите себя, знаете ли вы что делать дальше с убитым животным? Не получится ли так, что взяв в руки мертвого зайца, вы просто его выбросите, побоявшись возится или побрезговав.

Источник: nepropadu.ru

Охота без оружия: секреты югорчан (не для слабонервных) 12+

Как охотиться без оружия и капканов? Это с давних времен умеют аборигены Югры – ханты и манси. Их охотничий опыт наглядно представлен в одной из самых интересных наглядных музейных экспозиций Ханты-Мансийска – на охотничьей тропе. А находится эта тропа на территории этнографического музея под открытым небом «Торум Маа».

Фото: Уральский меридиан Уральский меридиан

Музей — хоть и в городской черте, но в самой настоящей тайге, на священном холме северян: «Торум Маа» означает «Земля Торума», верховного божества хантыйского и мансийского пантеона. Зайдя на эту зеленую — а зимой бело-зеленую — территорию, гость может ознакомиться с бытом, обычаями, традициями и ремеслами аборигенов, зайти в традиционный бревенчатый дом и в берестяной чум, продегустировать хлеб из хантыйской печи и суп-шурпу, сваренную из оленины, повязать лоскуток ткани на дерево, обратившись за помощью к духам.

А еще пройти по охотничьей тропе. Показать секреты мастерства охотников может сотрудник музея, заведующий сектором музейных программ и проектов Вячеслав Кондин. Он коренной югорчанин, в его роду – и ханты, и манси, так что Вячеслав Юрьевич не понаслышке знает то, о чем рассказывает посетителям.

«История нашей тропы началась в 2006 году, с семинара музейных работников по созданию таких экспозиций. С тех пор работа ведется постоянно, в прошлом году проведен очередной семинар, сделано несколько новых демонстрационных ловушек, — говорит Вячеслав. – Их требуется не только строить, но и ремонтировать, подновлять – в этом нам помогают старшеклассники из Школы выживания, так что многие из этих ребят сами могут смастерить настоящую ловушку на зверя.

В советское время ловушки были запрещены, охотились железом – оружием, капканами. Но теперь наоборот, запрещены капканы, а ловушки легализованы. Причина возврата к традициям в том, что капканы калечат зверей, делают инвалидами. Сегодня ряд животных югорские охотники добываю только такими старинными способами – например, соболя. Но конечно, и при традиционной ловушке нужна охотничья лицензия».

Здесь стоит отметить, что не каждый посетитель спокойно воспринимает рассказ – сегодня немало противников жестокого обращения с животными, кого печалят такие подробности. Однако Вячеслав Кондин возражает: ловля ловушками, когда охотник один на один со зверем в любом случае гуманнее, чем установка калечащих животных капканов, когда звери вынуждены отгрызать себе лапы, или массовой охоты с ружьями на автомобилях, с вертолетов… Если кому-то из читателей рассказ доставляет неприятные ощущения – просим закрыть эту страницу.

С остальными — продолжаем!

Начинается тропа с ловушек на боровую дичь. Устройства из палок и бревнышек, которые позволяют добывать зверей и птиц за счет придавливания их грузом, имеют общее старинное русское название «слопец». А делают его ханты и манси на разных территориях по-разному, и называют тоже. «Няль (мансийское название) – кондинский слопец. Ставят его в сосновых борах.

Ловушка настораживается так, чтобы висячая конструкция при потере равновесия задавила дичь. Глухари принадлежат к отряду куриных, чтобы переваривать грубую пищу, хвою, они набивает зоб песком, галечником, чтобы пища перетиралась. Вот и в ловушку кладут песок, гальку, чтобы птица потянулась за ними, а для приманки – что-то вкусное: ягоды, почки. Глухарь заходит внутрь, выбивает деталь, и на него падает груз достаточной тяжести. Хантыйский аналог с несколько другой конструкцией зовется «лук сэсы».

«Черкан» – ловушка на горностая или соболя. Устройство устанавливается на дереве, у дупла, или у входа в нору, в которое кладется что-нибудь съедобное и вонючее, чтобы привлечь внимание этого мелкого хищника в «королевской шубке», для соболя кладут часть птицы, так как это основной объект его промысла.

Горностай забирается по взбежке, просовывает голову, и ее прищемляет.

Еще одна ловушка на соболя, называется она «нёхыс няль». Принцип действия – защемить зверя бревнышками, которые изначально раздвигаются, между ними устанавливаются две палочки, к которым привязывают наживку.

Забравшись за нею по взбежке, соболь опирается лапками на палочку, та выскальзывает, и его придавливает.

Лиса, как мы знаем из сказок, любит рыбку.

Поэтому есть ловушки, которые используют именно эти гастрономические пристрастия. Например, «вухсар вэлпэс».

Ветикально устанавливается расщепленное бревнышко, посредине вешается рыба на палочке, лиса пытается ее достать, лапа застревает, а поскольку лиса инстинктивно тянет ее вниз, то лапа застревает еще больше.

И приходится Патрикеевне дожидаться охотника.

Конструкция, похожая на соболиную ловушку, — но гораздо мощнее.

Это на росомаху, хитрого и опасного лесного хищника.

Но на деле используется этот способ ловли редко, так как ловить незачем: ни вкусного мяса, ни ценной шкуры, ни чего-либо еще полезного от этого зверя не получить.

Ловушка на лису или волка – «вухсар сэсы». Устройство похоже на няль, но детали крупнее и тяжелее.

А вот ловушка на медведя – «йих сэсэх». Такая ловля требует особой осторожности и аккуратности: необходимо, чтобы зверь был задавлен бревнами наверняка, поэтому на реальной охоте груза обычно бывает больше. Дело в том, что медведь имеет очень хорошую обонятельную память.

Если он полез внутрь за приманкой и пострадал от ловушки, но остался жив, тот обязательно запомнит запах охотника. Выследит и убьет — даже если пройдет десять лет. Идя на медведя, охотник совершает и ритуальные обряды на удачу, и практические процедуры, маскирующие индивидуальный запах – например, окуривает себя дымом.

Аборигены Севера верят: медведь когда-то был богом и в картине мира занимает более высокое положение, чем человек. Это отражается в традиционных охотничьих «записках» — насечках на деревьях, которые и сегодня можно встретить в югорских лесах. Они отмечают, где и какой зверь добыт (медведь сверху, его обозначают голова и четыре лапы), сколько было при этом охотников и собак (здесь охотников двое, а если бы с ними были собаки, это были бы галочки еще ниже – иерархия).

Старые обычаи требовали после добычи медведя оправдаться перед ним, чтобы не навлечь на себя беду. Охотник рассказывал убитому зверю: — «Тебя убили железом, железо принесли русские, а у меня, смотри, только лук и стрелы, я непричастен к твоей смерти». Понятно, что этот обычай появился, когда про толерантность еще никто не слыхивал.

Отказаться от охоты на медведей, хоть они и священные, северяне не могли, так как она давала целебные компоненты снадобий – медвежью желчь, медвежий жир, использующиеся и сегодня в народной медицине. Конечно, применение находили и продолжают находить и мех медведя, и мясо. Уважение к сверхъестественной сущности требует, чтобы ханты и манси проводили после охоты обряд почитания, медвежий праздник. На нем шкура медведя украшается, звучат песни, участники танцуют, а также поедают вареную медвежатину, причем к мясу и костям священного животного запрещено прикасаться железом, нельзя резать и дробить кости – разделывать можно только руками.

Поставлены на тропе и ловушки на второго «царя тайги» – лося. Такие обычно ставят на лосиных тропах – как известно, маршруты передвижения рогатых исполинов не меняются десятилетиями. Самострел на лося и дикого оленя («йещен мув лот») настораживается таким образом, чтобы веревочка которая тянется от места на тропе к спусковому устройству, перегораживала животному путь: лось тревожит бечевку — и получает смертельное ранение стрелой. Эта ловушка на территории музея по понятным причинам никогда не бывает «заряженной», но когда специалисты проводили испытания, летящая стрела пробивала забор.

Другая ловушка на лося — ловчая яма, на дно которой вертикально установлены острые колья. Ее «активируют» непосредственно перед ловлей, а когда добыто необходимое число зверей, колья убирают, и яма становится неопасной. Но сейчас под металлической решеткой – видите, все наготове…

Показаны на тропе и ловушки для охоты, которую обычно вели женщины (или дети). Это «перевес» — ловля уток сетями по весне. Между озером и речкой прорубали просеку и устанавливали меж двух деревьев свернутую конструкцию из сети и веревок, свернутую определенным образом.

Охотница пряталась за деревом, и когда вечером утки перелетали с озера на реку, спускала перевес – сеть расправлялась прямо перед летящими птицами. Таким образом ловили до двухсот уток за ночь, а перелеты длились недели по две – наловить можно было на год: засолить или сохранить мясо в выкопанных в земле ледниках. Конечно, сегодня, когда численность птиц далеко не так велика, как десятилетия назад, этот способ ловли строго запрещен.

Главный принцип охоты коренных северян с давних пор состоит в том, чтобы добывать столько, сколько нужно для пропитания семьи. Если получалось больше, излишки отдавали соседям, одиноким старикам. Охотник ханты или манси всегда решал изначально, за каким зверем отправлялся в лес, и в дороге не отвлекался на другие виды добычи. Возможно, эта традиция помогала поддерживать биобаланс в лесах, была неким подобием «плановой экономики».

Охотник уходил на день или несколько дней, ловушек могло быть несколько десятков, и каждую нужно проверить, при необходимости починить и так далее. Поэтому в лесу на расстоянии дневного перехода обустраивались места для ночлега.

Это могли быть охотничьи домики с лабазами (амбарами на высоких бревенчатых «ногах»), или навесы от ветра и снега, обогреваемые кострами из длинных бревен («нодья»,«нутья», «най арась»). «Даже в тридцатиградусный мороз огонь, разведенный меж двух бревен, обогревал охотника до шести часов. Также давали тепло хозяину собаки, ложась на ноги», — говорит Вячеслав.

Этот охотничий домик выстроен сотрудниками музея в прошлом году на средства выигранного окружного гранта. Он вполне пригоден для использования – осталось только вывести печную трубу на крышу. Когда эта работа будет сделана, Вячеслав Кондин и его коллега Анатолий Брусницин, с которым они вместе обустраивают охотничью тропу, реализуют их давнюю мечту – заночевать в охотничьем домике, что пополнил экспозицию музея. Так, как делали это предки, без вай-фая, электричества, наедине с природой, чтобы «экспонат» по-настоящему стал живым.

P.S.: При демонстрации ловушек не пострадало ни одно живое существо — за исключением нескольких комаров.

Источник: news.rambler.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...