Где охотник мог отдохнуть в тайге

Памятные ночевки в тайге Работая биологом-охотоведом, много времени я провел вдали от дома — в тайге, горах. Было это во все сезоны, в том числе и зимой....

Памятные ночевки в тайге

Работая биологом-охотоведом, много времени я провел вдали от дома — в тайге, горах. Было это во все сезоны, в том числе и зимой. И в любое время года порой случалось отдыхать на природе до рассвета. Конечно, ночевали мы обычно в более или менее комфортных условиях. Летом — в обычной палатке, зимой — в утепленной, с печкой, а то и в охотничьей избушке.

Начиная с 70-х годов прошлого века использовали спальные мешки, сперва — ватные, позже — пуховые. Во время ночевок не мерзли, за редкими исключениями, о которых и хочу здесь рассказать охотникам. Возможно, наш опыт окажется полезным молодым охотникам.

Проблемы с собакой

Весной 1953 года я демобилизовался из армии и начал работать в Красноярске. Устроился по специальности — в Охотничью инспекцию. К тому времени за плечами у меня было три курса Московского пушно-мехового института заочно. При этом не имелось никакого опыта промысловой таежной охоты, в том числе и ночевок зимой в лесу.

В 1980 году в тайге стали пропадать охотники, и только одному человеку удалось разобраться почему…

В том же году в конце октября я на две недели забрался в настоящую тайгу, в угодья по реке Малый Кемчуг. Намеревался поохотиться на белку, соболя и даже на лося — лицензии взял по месту работы.

Из оружия у меня были «тозовка» и карабин КО калибра 8,2 миллиметра. Таскал с собой оба ствола. Хотя, конечно, из карабина стрелять не пришлось.

Своей лайки у меня тогда не было, у одного местного охотника взял «напрокат» Жучку. Собака хорошо искала белок, но очень любила их есть, в итоге мне доставалось не более половины от числа подстреленных. И хотя я был молодой и ловкий, Жучка оказалась еще проворнее. Подхватив раньше меня упавшую белку, стремглав уносилась подальше, где и съедала ее спокойно.

Попробовал привязывать собаку, как только она найдет пушного зверька. Но без Жучки я не успевал уследить за белкой, если та уходила «верхом». Попадались мне и следы соболей, но моя помощница работать по ним не хотела.

Намучившись с Жучкой, увел ее обратно в деревню, прошагав 15 километров, и вернул владельцам. Там нашел, выпросил у хозяев другую лайку — Найду, ценную собаку, соболятницу.

В первый же день она азартно пошла по свежему следу. Я двигался за ней, поглядывая на отпечатки лап. Мы долго не останавливались, собака увела меня далеко от зимовья. В конце концов и сама она исчезла, и следы ее окончательно потерял…

День тот выдался теплым, снег, а его было сантиметров 20, подтаивал, таяла кухта (иней на деревьях), вода капала и сверху, и сбоку — с кустов. Начинало смеркаться — мне предстояло ночевать в лесу.

На мне были ватная куртка-телогрейка и брюки из такого же материала — все из армейского обмундирования. Эта одежда промокла почти насквозь. Следовало поскорее развести костер, обсушиться и устраиваться на ночлег.

Вокруг — тайга: молодые ельники куртинами (участки с деревьями одной породы), полянки, крупного старого леса почти нет. Нашел местечко, где было довольно много сухих и мелких елок сантиметров 7—8 в отрубе.

Неизведанная Сибирь. Соболиные озера . Забрались в самые дебри тайги. Красоты России.

Небольшой и легкий топорик у меня имелся. Я нарубил и натаскал целый ворох веток — должно хватить на ночь. Наломал лапнику, постарался разгрести снег, постелил. Развел костер, вскипятил воду в котелке, тоже армейском, напился чаю.

С муравьями

Затем попробовал устроиться поближе к огню — крепко устал, хочется спать. Но одежда мокрая, со стороны костра еще ничего, с противоположной — сразу же мерзну. Снимаю куртку, пытаюсь сушить — не получается. Без нее холодно, а вата сохнет очень медленно. К тому же елки мелкие, прогорают быстро, постоянно надо поправлять костер, подкладывать их.

Прилягу на лапник, задремлю на 5—10 минут, один бок тут же мерзнет, надо поворачиваться. А то и огонь начинает гаснуть, приходится вставать, подбрасывать ветки. Тут оказалось, что запас я сделал все же небольшой — хватило всего часа на четыре. И впереди у меня еще почти вся долгая ночь.

В темноте, поскольку фонарика с собой не было, чуть не на ощупь нахожу елки, ломаю или рублю, несу к костру, подбрасываю, но они очень быстро сгорают. Мороз, на мое счастье, установился легкий — всего градуса 3—4 ниже нуля, но по ощущениям все равно холодно. Костер слабый, одежда мокрая.

Через некоторое время замечаю, что по мне ползают муравьи — обычные красные лесные. Откуда взялись? Оказывается, разводя огонь, я не обратил внимания, что в двух-трех шагах рядом большой муравейник чуть ли не метровой высоты. Он был присыпан снегом, поэтому казался обычной кочкой.

Прыгая вокруг костра, я топтался и по муравейнику, который немного отогрело жаром от пламени. Местные «обитатели» находились не только в подземных ходах, но и в самой куче. «Население» вылезало и начинало ползать, в том числе и по мне.

При этом муравьи забирались на лицо, руки, под одежду. Почти не кусались, тем не менее радости доставляли мало. Мне приходилось убирать с себя назойливых «визитеров», а их становилось все больше и больше, они приникали повсюду.

В попытках избавиться от «незваных гостей», я стал бросать в костер лесной мусор, из которого был сложен муравейник, вместе с его «жителями». Воспламенялось все это хорошо, но, будучи маленьким, сгорало слишком быстро. Тем не менее мне удалось хоть немного оживить гаснущий огонь.

И вот так я и провел ночь, показавшуюся бесконечной. То засыпал на несколько минут, не обращая внимания на холод из-за мокрой одежды и на ползающих по мне многочисленных муравьев, то снова и снова кидался за быстро сгоравшими елками или мусором из муравейника, чтобы поддержать костер.

Когда, наконец, рассвело, засобирался домой. Правда, до избушки дошел уже ближе к полудню. Затопил печку, развесил вещи на просушку, сварил обед, хорошо отдохнул. На следующий день пришлось идти в деревню — боялся, что нужно будет платить за потерявшуюся собаку: там мы договорились с ее хозяином. К счастью, Найда оказалась дома…

На этом я закончил свой первый выход на промысловую охоту. За дебютный сезон добыл лишь десяток белок и пару рябчиков…

В дальнейшем охотился много раз со своими хорошими лайками. Ходил в тайгу с настоящим топориком — небольшим, но увесистым. Рукоять у него была немного удлиненной. И если случалось изредка ночевать в лесу, таким топориком без проблем удавалось свалить и разделать добрую, лучше кедровую или осиновую, «сухару» диаметром подчас до 40 см. Дров тогда с лихвой хватало на всю ночь.

Ватной одеждой в тайге больше не пользовался: обзавелся лучшей по тем временам — суконной. Ее можно было высушить и не опасаться, что она сгорит, если попадет искра. А сейчас, конечно, в ходу много хорошей синтетики…

Метель

На дворе — 80-е годы прошлого века. Я — научный сотрудник, мы с коллегами работаем на Алтае, изучаем животный мир в окрестностях Телецкого озера. На вертолете нам забросили далеко и высоко в горы кое-какое походное имущество и продукты. Это снаряжение нам пригодится, когда весной поднимемся туда на лыжах. Не хочется полностью зависеть от вертолетчиков, они не всегда доступны.

К тому же аренда винтокрылой машины — дело дорогое.

В середине ноября на моторной лодке мы втроем добрались до кордона Чири в южной оконечности Телецкого озера. Там еще снега нет; этот уголок — самое теплое место на всем Северо-Восточном Алтае.

Переночевали у знакомого лесника, а утром по таежной «тесовой», давно не чищенной тропе пошли вверх по долине реки Кыги. Километрах в 15 от ее устья начинается крутой, тяжелый подъем в горы, в пояс гольцов. Нам надо туда.

На плечах — рюкзаки, в них по 15—20 килограммов груза, в руках — широкие камусные лыжи. Почти сразу после начала нашего похода хлынул дождь, который провожал нас до самой охотничьей избушки, расположенной недалеко от начала того подъема. Добрались туда, затопили печь, просушили вещи, переночевали.

На следующий день часов около восьми утра полезли в гору. Лыжи все еще несли в руках, хотя уже вскоре шли по неглубокому снегу. Тем временем погода опять не радовала. Начался снегопад да еще с ветром. С половины подъема пришлось встать на лыжи.

Чем ближе мы подходили к гольцам, тем снега становилось больше.

Через пять часов добрались, наконец, до намеченной цели. Здесь уже был обильный снегопад, сильный ветер — просто пурга. Устроившись кое-как под последними кедрами перед безлесным высокогорьем, попили чаю, двинулись дальше.

В нескольких километрах впереди, вблизи перевала из бассейна Оби в бассейн Енисея, летом мы оборудовали стан — крепкий навес из небольших бревен, заготовили сухих дров. По моим расчетам и исходя из опыта предыдущих подъемов, до наступления темноты можно было дойти туда. С учетом этого оделись мы довольно легко, не несли с собой теплых вещей, не взяли даже топор.

«Зачем тащить тяжелые вещи? Ведь впереди в пределах доступности хороший стан! — думал я. — А дальше, куда мы должны добраться на следующий день, есть все необходимое, надежно припрятанное: палатка, железная печка, спальные мешки, теплая одежда, инструменты, продукты».

Но наши оптимистичные ожидания не совсем оправдались. В горах образовались глубокие и рыхлые сугробы из-за продолжавшихся несколько дней обильных снегопадов. В низине в то время шли дожди, поэтому мы не обратили на них внимания и не приняли в расчет.

Теперь снежный покров на наших глазах становился все глубже: 100 см, потом 120 см. Даже на камусных лыжах мы проваливались выше колен. Идти оказалось очень тяжело, к тому же из-за метели видимость была ограниченная. Самая серьезная нагрузка приходилась на того, кто двигался первым. Он выбивался из сил буквально через 100—150 шагов, потому приходилось часто меняться.

Идти позади было почти легко, особенно третьему, только рюкзак давил.

На пути встречались как подъемы, так и спуски. Была надежда, что хотя бы на склонах будем хорошо катиться. Увы, не получилось… Снег вместе с нами неторопливо сползал к подножию возвышенности, и мы оказывались по пояс (а то и выше) в сугробе. Приходилось вновь тратить силы, чтобы выбраться из него.

В опасности

Ноябрьский день короткий, начинает темнеть. До стана далеко, понимаем, что засветло не дойти. Но на гольцах, где дров для костра нет, да еще в такую метель, ночевать невозможно. Решаем спуститься ниже — там должен быть лес, тайга.

Двигаемся в условиях плохой видимости, в сильный снегопад и уже в сумерках. Я иду первым и… слетаю с небольшого обрыва. Падаю с высоты в 6—7 метров… в глубокий сугроб. Хорошо, что угодил в рыхлый снег, — не пострадал ни сам, ни лыжи. Рельеф тут везде такой непростой: скалы и обрывы. Дальше идти в таких условиях просто опасно…

В этот момент мы вышли к довольно приличному по размерам одинокому кедру, что возвышался на скале. Дальше был обрыв глубиной метров в 12—15 — это уже с фонариком выяснили. Решаем тут ночевать, выбора нет.

Лыжами сдвинули снег под кедром, взяли немного зеленых веток на подстилку, наломали с него же нижних сухих сучьев для костра. Достали из рюкзаков и натянули на себя, под верхние куртки, кое-какую запасную легкую одежду. Потом взяли вкладыш для спального мешка, который я нес с собой, лыжи и еще что-то и соорудили какое-то подобие ширмы для защиты от метели.

Вьюга продолжалась почти до утра. А мы коротали длинную ноябрьскую ночь под спасительным кедром у крохотного костерка, стараясь экономить топливо. Прижимались друг к другу спинами, чтобы казалось немного теплее. Время от времени крутились, разминались, приседали и прыгали, пытаясь согреться.

Изредка даже удавалось подремать минут 5—10, прислонившись к дереву и склонившись над жалким огоньком. Нас спасло еще, что мороз был небольшой.

Когда, наконец, рассвело, увидели, что вечером в темноте сбились с тропы и зашли в опасные места: скальные, обрывистые. Хорошо, что остановились вовремя. До стана по такому же глубокому снегу шли больше трех часов, но теперь пурга стихла, светило солнце, ориентировались без труда. Под снегом тропа не видна, просто надо знать направление. Да и идти, хотя по таким же глубоким сугробам, в ясную погоду стало вроде бы легче.

Теоретически до вечера можно было бы успеть добраться и до нашей базы, хотя и далековато. Однако, напуганные трудностями вчерашнего дня, мы не решились идти. После плотного обеда и хорошего отдыха разведали путь в ту сторону на 5—6 километров.

Шли без вещей, накатывали лыжню, чтобы облегчить себе завтрашний переход. По снежной целине преодолели намеченную дистанцию за 2 часа 40 минут. Обратный же путь до стана по хорошей теперь лыжне занял у нас втрое меньше времени.

Без проблем переночевали у доброго костра и утром вышли к базе и примерно к двум часам дня были на месте. Расчистили снег, накинули палатку на подготовленный каркас из жердей, установили, затопили печку, расстелили на готовых нарах толстые ватные спальники и вскипятили чайник. Вот теперь можно здесь с относительным комфортом жить и вести наблюдения за горными козлами. Ради этого мы и шли сюда…

В неприятной компании

Как-то пробирались с помощником в начале зимы в дальнее урочище. Там у нас было строение, которое использовали в процессе наблюдений за маралами. Дорога неблизкая, по пути пришлось ночевать в охотничьей избушке, где уже расположились двое местных жителей.

После вечернего чая, перекуров и непременных баек и разговоров все стали устраиваться на отдых. На нарах могли поместиться три человека, а нас четверо. У меня одного был легкий спальный мешок, мне и пришлось ночевать в нем прямо на полу. Расположиться я мог только в единственном пустом углу избы. Там же повыше охотники на шестиках развесили около полусотни шкурок белок, добытых в тот день.

Мой взгляд упал на эти трофеи. «Они вроде сами по себе, мы друг другу не мешаем», — подумал я. Расстелил спальник прямо под ними (иначе не получалось) и забрался внутрь. Мы еще немного поговорили на разные охотничьи темы, погасили керосиновую лампу и уснули. Днем у нас был дальний утомительный переход с тяжелыми рюкзаками, поэтому спали крепко.

Однако около полуночи просыпаюсь: что-то непонятное беспокоит. Прислушался и понял, что по мне ползает множество каких-то насекомых! Не кусаются, не царапаются, просто двигаются. «Что это может быть? — удивился я. — А… понял. Видимо, сверху сыплются блохи из беличьих шкурок, которые висят прямо надо мной».

Это обычное дело на промысле. На белках, как правило, много блох, что заметно при съемке шкурок. Сообразив, что оставаться тут больше нет смысла, насекомые решили мигрировать в надежде найти что-нибудь получше. А я оказался на их пути.

Встал, вышел на улицу, вывернул и тщательно вытряс спальник. Вернулся, залез в него, теперь блох нет, спокойно уснул. Но не тут то было! Оказалось, что высыпались они еще далеко не все, процесс продолжался. В течение всей ночи насекомые продолжали падать, я вставал и вытряхивал их.

Эта процедура повторилась еще 5 или 6 раз!

Кажется, только усну — опять по всему телу ползают сотни, если не тысячи блох! Не кусаются, но спать в таких условиях невозможно. Снова на улицу, опять трясти спальник и вновь обратно, поскольку от усталости закрываются глаза. Такая вот выдалась однажды совсем не скучная ночка…

Генрих Собанский, биолог-охотовед

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник: handf.mirtesen.ru

Где охотник мог отдохнуть в тайге

Войдите, чтобы использовать все возможности RUTUBE

Источник: rutube.ru

Охота в тайге и жизнь. Жизнь на охотничьем зимовье

Всем привет, ребята. Нахлынули воспоминания, хочу рассказать про таёжную жизнь там, на севере. Место действия п. Ванавара Тунгусо-Чунского района Эвенкии. В 80 км от посёлка плюхнулся Тунгусский метеорит. Мой дядя — промысловый охотник, его отец, мой дед, был им. Промысел — пушнина, соболь. Работа тяжёлая, девиз охотников: «Ешь, потей, работай, мёрзни».

Итак, начнём.

Берег реки Подкаменная Тунгуска. 2008 г.

Здесь начинается наш пеший маршрут. 10 км от п. Ванавара.

Идём мы по «профилям»(профиль — идеально прямая лесная просека шириной 6 м, длиной: а как геологам в голову взбредёт — от 1 до «бесконечности» километров). Первый — 5 км, второй — 4, третий — 4, четвёртый — сворачиваем на четвёртом километре в лес, на тропу. Протяжённость маршрута от берега до базовой избы — 32 км. Сейчас уже есть техника, тогда ходили пешком.

Я в тех местах с 2001 года, каждый год. Батя — с юности, он родился в Ванаваре. Ему будет 61 и он осенью в очередной раз поедет туда в отпуск.

«Первый» профиль. Вид со спутника.

На третьем профиле болото, обходим стороной.

Западносибирская лайка. Эльза. До сих пор живая, на фото она — годовалый щенок, сейчас ей 11 лет.

Переходное зимовьё, так называют бревенчатые избушки в лесу.

Лабаз-бочка, закручивается крышка болтами и гайками, чтоб медведь не достал. Там хранятся продукты и необходимые вещи. Медведь, который жил в том районе до пожара 2006 г, катал эту бочку постоянно. Чует, что там есть хавчик, а достать не может. Мы его наблюдали несколько лет, даже встретили один раз! Но он ушёл. Пожар 2006 года его выгнал.

Медведи — наши соседи, а мы у них гости. Мы их не трогаем и они нас.

Бор, в котором стоит переходное зимовьё.

След лосёнка, детёныша лося сохатого.

Лимит на картинки, продолжение следует.

Жизнь и быт охотников — промысловиков!

Жизнь охотников промысловиков во многом особенная. Она складывается из долгого зимнего одиночества, в котором охотник долгое время во всем обслуживает себя сам. Лишь единственное живое существо помогает промысловику скрасить свое одиночество — это верный друг собака породы «лайка».

В этом и заключается «таёжная романтика». С таким названием мы и создали свои группы в социальных сетях, но не будем отвлекаться. Эта промысловая романтика и привила к охотникам такую любовь к природе, от которой отказаться уже невозможно. Поэтому возрастные категории охотников самые разные, встречаются совсем пожилые охотники, а также и совсем юные.

И это здорово, ведь опытные охотники легко делятся опытом со своими молодыми товарищами. К сожалению бывают и такие ситуации, что даже самые опытные таёжники не могут предусмотреть всех нюансов одинокой промысловой жизни.

Начнем мы с зимовья. Зачастую охотник-промысловик на своих угодьях имеет несколько избушек, к каждой избе ведет тропа, оборудованная капканами и ловушками, такие тропы называются «путики». Промысел и состоит в том, что охотник ходит от одной избы к другой проверяя путики, получается, что изба имеет ключевое значение в таежном промысле.

Таёжную избу обычно строят на двоих, т.к. очень часто в гости к охотнику заглядывает промысловик с соседнего участка, а некоторые промысловики и вовсе работают в паре. Наиболее популярный размер — это 3 на 2 метра, но это усредненные цифры, ведь каждый охотник строит избу под себя, лично у меня 5 избушек на участке и ни одна из них не одинаковая. Зимовье строят из древесных стволов с предварительно снятой корой, иначе изба быстро начнет гнить и через 4-5 лет она станет непригодной. Я не буду долго останавливаться на строительстве избы, более подробно опишу этот процесс в следующих публикациях.

Внутренний интерьер зимовья очень простой. Сразу у двери сбоку находится печь «буржуйка», у окна стол, по бокам у стен нары, множество полок для мелочей прибиты по всей избе. Одни нары противоположные печи, расположены вдоль всей стены, часть которая не используется для сна выполняет роль дополнительной полки. Вторые нары должны быть около двух метров. Печь и от нар и от стен должна быть в отдалении примерно сантиметров на 40, для удержания тепла можно обложить камнями.

Наконец по всему периметру стен в избе набито множество гвоздей, это очень удобно, ведь можно подвесить одежду, ружье, патронташ, шкурки соболя…

Теперь давайте выйдем из зимовья. Конечно много вещей в избу не занесешь, да это и не нужно. Но просто так бросить их тоже нельзя. Когда я строил избы я всегда делал крытые навесы метра полтора два от двери. Там можно повесить рюкзак, оставить пилу, топор, повесить ящик с продуктами, да и вход в избу снегом не заметет.

Неподалеку от навеса всегда должно быть кострище, на котором готовится пища собакам. Да и на душе как-то спокойней, когда костерок потрескивает вечерком…

Избу в основном строят у берега реки, озера или ручья, это обуславливается бесперебойным наличие воды, чтобы не мучится зимой в ее поисках. Важно сделать хорошую тропу по которой будем таскать воду. Когда настанут сильные морозы, лучше всего прорубь накрыть какой-нибудь доской или фанерой, чтоб не замерзала.
Заготовленные для избы дрова хранятся у избы под небольшим навесом, чтоб снегом не засыпало. Количество дров заготавливается из расчета времени прибывания охотника в данной избе.
Продукты в тайге обычно хранят в лабазах или железных бочках. Лично я, чтобы не заморачиваться с лабазами храню все в бочке. Бочка железным тросом крепится к толстому дереву, а крышка к бочке приворачивается болтом, это достаточно надежный способ хранения продуктов, т.к. медведю и мышам тем самым доступ к ним закрыт. Сам выбор продуктов у промысловиков обычно небольшой, это крупы, макароны, лапша быстрого приготовления и тушенка. В самом процессе промысла охотник добывает себе пищу, где глухаря да рябчика добудет, где рыбки поймает ведь, не зря мы избу у реки строим.

На долгие месяцы промысла нужно не забывать и об аптечке, важно наличие бинтов, йода, антивоспалительных, обезболивающих средств, никто не застрахован от различных болезней.
Знаю, что многие охотники размещают собак у себя в избе, я категорически против этого, у меня у изб всегда есть будка где собаке достаточно комфортно, за многие годы промыслы с этим не возникало никаких проблем.

Сразу все будни промысла и не опишешь, но одно знаю точно, думать о комфорте и бытовых условиях нужно заранее..

P.S. Промысловик, поддержи статью лайком и подпиской на канал! Мы публикуем только самое интересное, чтобы скрасить тихий таёжный вечерок охотникам и рыбакам! Обязательно поделись своим опытом в комментариях!

Источник: pohod-lifehack.ru

Правила тайги: что сибирский охотник никогда не сделает

Сибирская тайга веками кормила поколения жителей наших страны, и потому немудрено, что в народе выработались традиции определённого поведения в лесу, которые включают в себя нормы охотничьего и бытового поведения.

Фото: Кириллица Кириллица

Зимовье

Если охотничье зимовье или любая другая избушка в тайге не заперты, то в здесь можно переночевать, соблюдая определённые правила. Если ты голоден, можно воспользоваться запасом продуктов, которые охотники всегда оставляют друг для друга «на всякий случай», если же продукты у тебя есть, будь любезен, в благодарность за гостеприимство оставь что-нибудь и ты – лишний коробок спичек, банку тушенки, макароны.

Если воспользовался хозяйскими дровами – собери хотя бы охапку хвороста или наруби дров, оставь для другого спички, зажигалку и растопку– это может спасти чью-то жизнь. Если остался мусор, нужно обязательно собрать его и закопать подальше от зимовья – остатки еды привлекают мышей и грызунов.

Вообще у сибиряков, если они настоящие сибиряки, есть правило — не оставлять за собой вообще никаких следов, писать на нарах или на стенах домика «Здесь был Вася из Тикси» – дурной тон.

Ещё одно хорошее правило: когда ночуешь в чужом зимовье, нужно обязательно что-нибудь подлатать, если есть такая возможность — подправить печь, подремонтировать дверь.

В XXI веке в зимний сезон выработался ещё один обычай – снегоходы оставлять за 6 метров от зимовья, на случай пожара.

Охотничьих или ездовых собак обязательно кормят первыми, особенно если охотничьи собаки отличились и только потом готовят еду себе.

В зимовье или на стоянке очаг часто считается сакральным местом. В него не плюют, не бросают перья или потроха птицы, мелкие кости животных – очевидно, этот обычай остался у таёжников с языческих времен, когда суеверные люди поклонялись огню, и сейчас почти не соблюдается.

Общение

Есть ещё одно хорошее правило поведения в сибирской тайге, которое корнями уходит в каторжные времена: если услышали невдалеке людей или группу охотников, нужно постараться избежать контакта с ними.

Делается это из осторожности, потому что в тайге большинство встречных вооружены, и неизвестно, насколько дружелюбно они настроены; у них могут быть неприятности с законом или проблемы с употреблением алкоголя.

В обществе настоящих таёжников любой городской человек воспринимается настороженно. Есть хороша примета, по которой можно определить, принят ли новичок в коллектив. Если его начнут запугивать, значит, считают чужаком, а если высмеивать – то, скорее всего, уже приняли за своего. Ему осталось лишь доказать, что он действительно не промах.

Таёжный чай

Обычай заваривать крепкий таёжный чай непременно в большой консервной банке уходит корнями в советское прошлое, когда заключенные, чтобы иметь силы для работы, заваривали в жестянках чифирь – неимоверной крепости напиток, действие которого можно было сравнить с уколом адреналина.

Сейчас чифирь не заваривают, делают просто до черноты крепкий чай и обязательно добавляют в него таёжных трав от богородской травки (чабреца), растущей на байкальских гольцах, до некоторых видов лишайника и саган-дайля. Последний тоже тонизирует и возвращает уставшему путнику силы.

В ход идут также листья дикой малины и смородины, брусники, в чай добавляют и таёжные ягоды: костянику, землянику, малину. Тут каждый бывалый таёжник старается удивить друзей.

Недопустимым считается в тайге допускать женщин к приготовлению ухи.

Уху таёжники варят сами, у каждого свой рецепт. Кто-то кладёт туда горстку риса, кто-то — морковь и пару картофелин, а кто-то считает, что подобные излишества портят продукт и варят уху из различных видов рыб. Но все таёжники, как один утверждают, что без добавленной в уху рюмки водки, получится рыбный суп.

Отношение к природе

Отношение настоящего таёжника или промыслового охотника к природе самое бережное и перенято у северных народов, например, у эвенков. В книге авторов И. В. Зайцева, Т. П. Интигринова и И. В. Протопопова «Экологические традиции народов севера Баргузинской долины» указывается, что в обычаях местных было не только наносить наименьший вред тайге, но и использовать все таёжные дары без отходов. Например, на изготовление чума, покрытого корой, уходило всего три ели, а из древесины делали лёгкие санки.

К зверю истинный таёжник относится уважительно. Он всегда сдерживает охотничьи инстинкты, никогда не убьёт молодняк или стельных важенок (олених) и самок изюбря.

Нельзя оставлять раненое животное умирать, у эвенков даже поговорка была соответствующая – «Раненый зверь бежит — надо преследовать!»

У сибирских охотников всегда считалось обязательным во что бы то ни стало выследить и добить раненого медведя, иначе выжив, он может начать мстить людям или, если дело происходит осенью, может не лечь в спячку и стать шатуном.

Ловушки в тайге ставят так, чтобы они быстро убивали зверя.

Охотничьи традиции

Настоящие охотники не прибегают к использованию электронных устройств – манков, приборов ночного видения, и никогда не будут охотиться на зверя с вертолёта или с машины, считая это варварством.

Никому и в голову не придёт поднять зимой из берлоги медведя и начать его гонять на снегоходах, потому что настоящий таёжник знает – у такого поступка всегда будут последствия: медведь станет шатуном и придет в ближайшее село убивать.

Настоящий промысловик никогда не воспользуется бедственным положением животного, которое тонет или спасается от огня, а наоборот, поможет ему.

Таёжник-промысловик всегда соблюдает правила пожарной безопасности в сухом лесу, а такой период бывает дважды в году: весной, когда трава ещё не отросла, и осенью, когда огромные площади тайги, заросшей высоким папоротником, стоят сухими. Он обязательно зальёт водой ещё дымящийся костёр, разотрёт окурок сапогом, никогда не бросит в сухой мох непогашенную спичку, а если увидит начинающийся пожар, то его потушит.

И наконец, сибирский охотник обязательно придёт в тайге на выручку, потому что знает, что по таёжным законам все, что ты делаешь другому воздастся тебе сторицей.

Источник: weekend.rambler.ru

Охота В Тайге И Жизнь В Зимовье Бесплатно Забайкалье

Ходовая охота на изюбря в Забайкальской тайге

2 года назад

Ходовая охота на изюбря в Забайкальской тайге

Фильм про охоту на зверя в тайге.

ХОЗЯЕВА ТАЙГИ. Быт и жизнь современного эвенка-охотника

1 год назад

ХОЗЯЕВА ТАЙГИ. Быт и жизнь современного эвенка-охотника

Подписаться на канал — https://www.youtube.com/user/MrParabellumTV Хозяева тайга -История Палыча — 2часть.

Один в ТАЙГЕ КРУГЛЫЙ ГОД. Жизнь ВДАЛИ от ЛЮДЕЙ.

10 месяцев назад

Один в ТАЙГЕ КРУГЛЫЙ ГОД. Жизнь ВДАЛИ от ЛЮДЕЙ.

Доброго времени суток, Друзья. Поздравляю Вас с наступившим годом Тигра! На днях собираемся поехать на участок, .

Прогулка по Забайкальской тайге

3 года назад

Прогулка по Забайкальской тайге

Как я увидел волка и куда пропал раненный рябчик?! #охотавзабайкалье #тайга #таёжник.

Золото Тайги . Охота на крупного медведя самца !

9 месяцев назад

Золото Тайги . Охота на крупного медведя самца !

Охота с Лайками

Увлекательное путешествие в ТАЙГУ Западной Сибири . Охота с Лайками на КРУПНОГО МЕВЕДЯ , ЛОСЯ , РАССОМАХУ .

Охота. Тайга. Заброска на зимовье.

1 год назад

Охота. Тайга. Заброска на зимовье.

По таежной тропе

На снегоходе заезжаю на охоту в свой участок. По дороге удалось добыть зайца. ВК- https://vk.com/club184118897 Наш .

ЗИМОВЬЕ В ТАЙГЕ | охота на дичь, жизнь, баня и тайга, топоры | Primitive Log Cabin in the Forest

5 лет назад

ЗИМОВЬЕ В ТАЙГЕ | охота на дичь, жизнь, баня и тайга, топоры | Primitive Log Cabin in the Forest

Герасим Шерп Охота, Рыбалка, Приключения! -https://www.youtube.com/channel/UCTi_-vuap_zN01vEIfSK4yg Наши ножи .

Зимовье в Забайкальской тайге

2 года назад

Зимовье в Забайкальской тайге

Для людей, бывающих в лесах значительно удалённых от населенных пунктов, довольно привычным являются небольшие .

ТУНГУССКИЙ охотник. ТАЁЖНЫЙ БЫТ, оружия, изба, собаки.

1 год назад

ТУНГУССКИЙ охотник. ТАЁЖНЫЙ БЫТ, оружия, изба, собаки.

Жизнь таёжного эвенка.

Приключенческий фильм

7 лет назад

Приключенческий фильм «Случай в тайге». 1954 год

Хорошее советское кино

В сибирское промысловое хозяйство из столицы приезжает молодой ученый-зоолог Андрей Сазонов для внедрения .

Зимовьё . Чита Забайкальский край 28 января 2022 года .

9 месяцев назад

Зимовьё . Чита Забайкальский край 28 января 2022 года .

Дмитрий Лупашко — охотовед Могочинского района Забайкальского края .

В ТАЙГУ НА ОХОТУ / НОЧУЕМ В СТАРОЙ ИЗБЕ/ БЫТ ОХОТНИКОВ / МНОГО ИЗБУШЕК НА ТАЁЖНОЙ РЕЧКЕ.

2 года назад

В ТАЙГУ НА ОХОТУ / НОЧУЕМ В СТАРОЙ ИЗБЕ/ БЫТ ОХОТНИКОВ / МНОГО ИЗБУШЕК НА ТАЁЖНОЙ РЕЧКЕ.

Охота-рыбалка. Пижма. Жизнь в деревне.

Идём с товарищем на охоту. Два дня ходим по тайге в поисках боровой дичи. Пьём чай у костра. Много избушек встретили .

Жизнь в тайге/Встреча со староверами/Северная река#3

4 года назад

Жизнь в тайге/Встреча со староверами/Северная река#3

Жизнь в тайге и рыбалка на северной реке — мечта большинства рыбаков. Нам удалось забраться в Красноярский край, где .

Промысел 2020 - 2021 в западной Сибири часть 1

2 года назад

Промысел 2020 — 2021 в западной Сибири часть 1

По сибирским местам

Выезд на зимовье, быт, подготовка путиков к сезону.

В гости к Толяну. Отдых в тайге.

2 года назад

В гости к Толяну. Отдых в тайге.

таёжныйотшельник #рыбалка Поездка в тайгу, за сотни километров от цивилизации. Активный отдых. Разговор с Толяном .

НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ В ТАЙГЕ НА ЗИМОВЬЕ. БЫТ КИТАЙЦЕВ В ТАЙГЕ, КАК ОНИ ЖИВУТ.

1 год назад

НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ В ТАЙГЕ НА ЗИМОВЬЕ. БЫТ КИТАЙЦЕВ В ТАЙГЕ, КАК ОНИ ЖИВУТ.

Доброго времени суток, так мы навестили нашу пасеку в новогодние праздники. #ПромысловикАлекс #Тайга #Охота .

НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ В ТАЙГЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА. ЗАКРЫЛИ ЛИЦЕНЗИЮ НА ИЗЮБРЯ.

1 год назад

НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ В ТАЙГЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА. ЗАКРЫЛИ ЛИЦЕНЗИЮ НА ИЗЮБРЯ.

Доброго времени суток, Друзья. Провели несколько дней в тайге, сделали переезды, добыли немного мяса. У мужиков там .

Эвенки в Забайкалье могут охотиться без лицензий

7 лет назад

Источник: providosiki.ru

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Загрузка ...